Николо-Иоасафовский собор города Белгорода

По благословению Высокопреосвященнейшего Иоанна, митрополита Белгородского и Старооскольского

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная
К003

Содержание | Читать | Скачать


"Живое Слово" Проповеди. Доклады. Статьи.

В настоящий сборник включены проповеди и доклады, произнесенные и прочитанные в течении последних двадцати лет с 1988 по 2008 гг. в разных храмах России, от Белгорода до Москвы. Теперь они облечены в печатную форму и послужат нашему общему делу - прославлению имени Божия. При этом я старался сохранить принцип их расположения в порядке годичного церковного цикла, начиная с сентября.

Автор: Протоиерей Леонид Константинов, Белгород, 2008 год.






Потомки святителя Иннокентия Московского (их связь с Белгородчиной)

E-mail Печать PDF

Ваше Высокопреосвященство!

Отцы, братья и сёстры!

Без всякого сомнения, среди всех русских миссионеров имя святителя Иннокентия (Вениаминова) сияет, как звезда первой величины. Его по праву называют апостолом Америки и Сибири.

И как представителю Белгородской и Старооскольской епархии, рассказав о некоторых потомках святителя, мне бы хотелось особенно заострить внимание на его духовной связи с нашей, Белгородской землёй. Оказывается, такая связь есть. Она прослеживается через одну из его дочерей — Параскеву — в монашестве Поликсению.

Но обо всём по порядку.

Известно, что во святом крещении будущий великий миссионер был назван Иоанном и на седьмом году жизни, лишившись отца, перешёл под опеку дяди — диакона Димитрия Попова. В девятилетнем возрасте, уже находясь в Иркутской духовной семинарии, он учился сначала под фамилией Попова-Ангинского (от названия села, в котором он родился), а затем за свои личные достоинства и сходство душевных качеств с только что почившим Иркутским владыкой Вениамином ректор предложил молодому семинаристу именоваться Иоанном Вениаминовым.

В двадцатилетнем возрасте, в 1817 году Иоанн Вениаминов вступил в брак, а затем стал священнослужителем. Семья была многодетной. У нее на Аляске v Вениаминовых родилось 8 детей, трое из которых умерли во младенчестве.

Прожив в супружеской жизни 22 года, он в 1839 году овдовел, и с этого времени заботу об оставшихся детях берут на себя высокопоставленные светские и духовные особы Петербурга, а сам протоиерей Иоанн Вениаминов, по благословению митрополита Филарета (Дроздова) принимает монашеский постриг с именем Иннокентий (в честь Иннокентия Иркутского). Причём его дочери, по высочайшему соизволению, были помещены в институт в Санкт-Петербурге, а сыновья — Гавриил и Иннокентий — в Санкт-Петербургскую духовную семинарию.

Судя по воспоминаниям современников, владыка Иннокентий любил своих детей суровой любовью и никогда не баловал. Об этом лучше всего рассказывают его письма. Вот что он пишет одному из своих сыновей от 22 июня 1843 года: «Любимый сын мой, Гавриил Иванович! Не ропщи, что у тебя способности не быстрые. Всё, что мы имеем, Господь нам дал. Он знает, для чего и почему тебе не даны отличные способности. Но зато у тебя доброе сердце, а это в тысячу раз лучше способностей ума. Следовательно, Господь не обидел и тебя. Учись лучше молиться Богу, это главнейшая наука... Ты просишь у меня денег. Я бы дал тебе охотно, но гораздо будет лучше, если ты потерпишь нужду. Кто не испытал нужды, тот не может верить нуждающимся и тот худой хозяин, а значит и худой пастырь. Впрочем, на крайние нужды попроси у отца Георгия. Призываю на тебя Божие благословение, отец твой Иннокентий, епископ Камчатский».

А когда одна из его дочерей вышла замуж за простого и благочестивого человека, Илью Петелина, то владыка сразу же рукоположил его во священника и отправил молодую чету на Камчатку. Здесь потомки святителя стали достойны своего звания. Ими была открыта школа для мальчиков и через её посредство успешно началась евангельская проповедь. Здесь они построили церковь, в которой число пасомых камчадалов увеличилось до 925 душ.

Из воспоминаний митрополита Нестора (Анисимова):

«Я имел счастье лично знать дочь владыки Иннокентия — Екатерину Ивановну Петелину. Будучи ещё мальчиком, я с напряжённым вниманием слушал её рассказы о своём отце, владыке Иннокентии, о его плодотворной архипастырской деятельности на далёких окраинах нашего необъятного государства, в том числе и в Камчатской области».

А вот интересные сведения о внуке святого митрополита, протоиерее Иоанне Гаврииловиче Вениаминове.

Он прожил большую жизнь — свыше девяноста лет и умер уже после войны, в 1947 году. До Октябрьского переворота он был настоятелем церкви Святого благоверного князя Александра Невского в Аничковом дворце, и что особенно примечательно и заслуживает внимания — нёс послушание духовника императрицы Марии Феодоровны, супруги Александра Третьего и матери Николая Второго.

Писатель Борейко в своей книге «Постижение экологической теологии» упоминает ещё об одном потомке великого миссионера — праправнуке Иннокентии: «Недавно, — пишет Борейко, — наш монастырь, расположенный на северных холмах Калифорнии, посетил праправнук митрополита Иннокентия (Вениаминова). Дикая местность, которая окружает наше монастырское жилище отшельников, произвела огромное впечатление на это духовное лицо, который хотя первоначально был хирургом, но недавно стал монахом, а сейчас уже является архимандритом по имени Иннокентий, в честь своего знаменитого родственника. Мы ходили по жарким окрестностям нашей горной местности, и он наблюдал за нашими пернатыми соседями, высоко парящими на фоне гор — парой лысых орлов, которые даже в нашей дикой местности не являются очень уж обычным зрелищем. Указывая на их королевский полёт, он интересно рассказывал нам сведения из воспоминаний своего знаменитого прапрадеда, которые передаются и хранятся в его семье, что не было записано биографами. Он услышал это из уст своего деда — иеромонаха Ивана Гавриловича Вениаминова».

А вот интересные сведения ещё об одной дочери великого миссионера — Фёкле. Она очень любила морские путешествия, что в то время было небезопасно. И любовь эту ей ещё в детстве привил её отец. По этому поводу Вадим Юрьевич Венедиктов в своей работе, посвящённой митрополиту Иннокентию, сообщает следующее: «Отправив свою семью на родину, в Иркутск, и оставив при себе одну лишь пятилетнюю дочку Фёклу, которая и была его спутницей, будущий митрополит в 1838 году отправляется на корабле «Святой Николай» через Тихий и Атлантический океаны к берегам России, в Кронштадт. Переход на паруснике из Новоархангельска в Кронштадт был совершён в рекордно короткий срок — за 7 месяцев и 14 дней».

Это, конечно, трудно себе представить: более полугода маленький ребёнок — девочка — находится среди водной стихии, в постоянных штормах и качке.

Ну, а теперь, пожалуй, о самом главном — о духовной связи святого митрополита с Белгородчиной через другую дочь — Параскеву, в монашестве Поликсению, которая, как известно, была монахиней в Борисовском Богородицко-Тихвинском монастыре.

Историческая справка:

Основание женской обители и первое время её существования

Основание в слободе Борисовке женского монастыря связано с личностью графа Бориса Петровича Шереметева, фельдмаршала Петра Первого. Отправляясь на Полтавское сражение, Борис Петрович дал обет построить в случае победы монастырь и взял с собой глубоко чтимую им Тихвинскую икону Божией Матери, поместив её во время битвы у себя на груди. Предание повествует, что когда Пётр Первый решил дать шведам генеральное сражение, то назначил его на 26 июня — день празднования явления чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери. Но благочестивый фельдмаршал упросил государя отсрочить битву на один день, чтобы почтить его приличным празднованием и испросить русскому воинству молитвенный покров и заступничество Божией Матери. Командуя в день сражения центром русской армии, Б.П.Шереметев отличился примерным мужеством, появлялся в самых опасных местах и испытал над собою очевидный знак небесного заступничества — находясь под жесточайшим огнём, граф остался невредимым даже тогда, когда пуля, пробив латы и платье, задела рубашку, проглядывавшую из-под расстёгнутого камзола. После одержания русской армией победы монарх и его полководец, относя её заступлению Богоматери, молебно отпраздновали это событие. Возвращаясь с Полтавской битвы, царь Пётр Первый заехал к своему соратнику и другу в Борисовку, где пробыл у него шесть недель. Здесь-то граф и поведал государю своё сердечное желание построить женскую обитель.

Предание гласит, что сам Пётр Первый выбрал место для будущего монастыря. Обозревая окрестности, он обратил внимание на гору, возвышающуюся над местностью, приказал изготовить большой деревянный крест и собственноручно водрузил его на вершине горы, назначая тем самым место для построения храма во имя Преображения Господня. Главная же церковь, уже по воле графа, была устроена во имя Тихвинской иконы Богородицы, а монастырь получил наименование Богородицко-Тихвинского.

Всякий, кто поднимался на Монастырскую гору, неоспоримо должен признать, что выбор места для обители делает честь вкусу Петра Первого. Гора эта, будучи выше других, стоит отвесно над рекой, возвышаясь над ней, как неприступная скала; она почти отделена от цепи проходящих здесь холмов: с юго-востока обтекает её река Ворскла, на противоположном берегу которой раскинулась Борисовка; на юге, под горою, простираются далеко вперёд живописные луга, прорезанные ручьями. С запада — другие горы, покрытые лесом; лишь с севера эта гора соединяется небольшим перешейком с грядою холмов, также поросших лесом. Взглянув на нерукотворную картину, открывающуюся взорам с вершины сей горы, напрасно самый взыскательный вкус стал бы искать в окрестностях Борисовки места более удобного и красивого для иноческой обители.

Строительство оной началось в 1710 году, в 1713 году монастырь уже действовал, в нём были кельи и живущие в них монахини, а церковь ещё достраивалась. В следующем году строительство в общих чертах завершилось, о его результатах свидетельствует следующее описание: «При слободе Борисовке за рекою Ворсклой Тихвинский девичий монастырь, в нём церковь во имя Преображения Господня, с трапезною тёплою, против трапезной чрез сени кухня под одною крышею, крыта дубовою гонтою; другая церковь вновь строится во именование Тихвинской Богородицы. Колокольня на воротах, в ней колоколов шесть, крыта гонтою.

Оной монастырь огорожен забором, при оном же монастыре монастырской скотной двор, строения одна изба черная с сенми и с коморою и с погребом, да подле того двора комора ж с погребом, в котором ставится монастырской припас...»

Первого января 1714 года Б.П.Шереметев утвердил «Завет или артикул Графа Бориса Петровича Шереметева, как содержать новопостроенную обитель в слободе Борисовке, нарицаемую Пресвятыя Богородицы Тихвинския». Этим документом штат монастыря устанавливался в 12 монахинь и тринадцатой игуменьи. Требовалось, чтобы монахини были грамотны и умели править ту часть церковной службы, к которой допускались женщины. В монастыре должен править службу священник-монах, другие мужчины ни к каким службам не должны допускаться.

«Завет» устанавливал строгие правила поведения монахинь. Для хозяйственного обслуживания монастыря предписывалось назначать шафера (ша-пора — завхоза), воротника, водовоза и пастуха.

Устанавливалось денежное жалованье и продовольственное снабжение, которое должно выдаваться из доходов вотчины. Ежегодно на содержание монахинь выдавалось денежное жалованье: по два рубля в год на каждую (свиная туша тогда стоила 50 коп., баран — 24 коп., четверть (около 130 кг) ржаной муки — около 63 коп.) и хлеба для продовольствия. Так, в 1768 году монастырю было выдано 20 четвертей ржи, 5 четвертей пшеницы, 5 четвертей пшена и 4 четверти гречихи. Выдавалась также соль по 6 пудов в год, воск на свечи 1 пуд. В два праздничных дня в год монастырю давалось дополнительно хлеба по 1,5-2 четверти для угощения бывавших там богомольцев.

Такова история возникновения этой святой обители.

Известно, что перед принятием монашества Параскева испрашивала у отца не только благословения на такой трудный подвиг, но и совета в выборе монастыря. Она почему-то не хотела подвизаться в столичных. Вот какой ответ даёт ей родной отец.

«Милая Пашенька!

Спасибо тебе за письма твои. Я читал их с удовольствием. Хвалю, благословляю и одобряю твоё намерение идти в монастырь. Ты пишешь, что ты бы хотела идти в монастырь какой-нибудь другой, а не в Петербургский. Монастыри все равны; нет на свете монастыря, в котором бы можно найти спокойствие душевное без молитвы и подвигов. Прекрасно ты говоришь, что ты «хочешь идти в монастырь для спасения души, а не для чего-либо другого» и что ты «желала бы молиться Богу с душою, которая бы могла гореть любовию к Нему». Приятно и утешительно слышать такие речи, если они и не твои, а чужие. Но ещё утешительнее для меня, если ты это говоришь по собственному чувству. Но я скажу тебе, что исполнение этого желания есть верх совершенства христианина, и очень, очень немногие достигают этого. О, если бы ты достигла хотя до половины, даже до сотой доли твоего желания, ты была бы счастливейшая! И если ты постоянно будешь иметь в виду эту цель и молиться усердно, то — верен и силён Бог — достигнешь, непременно достигнешь. Только прежде научись молиться. Ты желаешь со мною свидеться — не знаю, едва ли мы когда увидимся с тобою здесь на земле, да и что в здешнем свидании? Несколько минут радости, а там — равнодушие. Надобно стараться и дай, Господи, нам увидеться там, на небеси! Прощай, моя милая! Господь с тобою. Скажи от меня поклон всем, кто тебя любит.

Отец твой Иннокентий, епископ Камчатский.
Июля 4-го дня, 1850 года.
Новоархангельск».

Следующее письмо святителя к дочери Параскеве — только через 5 лет. Он уже архиепископ Камчатский. Она уже на Белгородчине, в Борисовке, но ещё не монахиня (проходит испытательный срок), но выбор монастыря уже совершился. Письмо отца дышит глубокой мудростью.

«Господь с тобою!
Возлюбленная моя, милая Пашенька!

Давно я тебе не писал; ну и ты сама тоже давно не писала ко мне. Последнее твоё письмо у меня — от 18 мая. Я не писал, впрочем, потому что я с 31 мая по 26 августа находился в путешествии. Ты пишешь в письме твоём, между прочим, что ты желала бы ещё раз в сей жизни видеться со мною... Что в здешнем свидании! Как бы оно ни было приятно, но должно кончиться, и кончиться навсегда. Заботься лучше и молись, чтобы нам свидеться там — в обителях Отца Небесного, в чертогах Небесного Жениха твоего, Которого ты имела счастье избрать себе. Вот там свидание, точно, вожделенно! Письмо твоё утешает меня в особенности тем, что ты откровенно говоришь о твоих слабостях и грехах: лености и непослушании. Если ты стала замечать их в себе, значит, ты становишься внимательною к себе, а это великая милость Божия. Тебе думается, что ты не спасаешься, — мысль важная! Не иметь её худо, потому что можно впасть в самомнение и тщеславие и, следовательно, погибнуть, даже при некоторых добрых делах; а, с другой стороны, слишком предаваться ей — опять худо, потому что можно впасть в отчаяние. Молись, молись, молись — вот всё, что я могу сказать тебе в отношении этого, и Господь вразумит тебя; а с леностию борись, по крайней мере, не поддавайся ей; положенное правило исполняй, хоть и не хочется, но непременно исполняй, а этим мало-помалу будешь одолевать твою леность. Вся задача, весь подвиг твой в том и состоит, чтобы бороться с своими страстями. Борись, помни, что ты в Борисове, следовательно, борись! Позволь себе напомнить: я тебе писал, и уже давно, не угодно ли будет тебе завещанные тебе Оленькою 1000 руб. разделить или, по крайней мере, отделить из сих денег часть для сестры твоей Кати и часть для брата? Но ты мне на это ничего не говоришь. Затем прощай, Господь с тобою! Я, слава Богу, здоров. Матери игуменье поклон от меня.

Отец твой Иннокентий, архиепископ Камчатский.
Ноября 28-го дня, 1855 года.
Якутск».

Наконец, третье письмо обращено уже не к Параскеве, а к монахине Поликсении. Написано оно спустя много времени после второго письма, а владыка подписывает его уже как митрополит Московский.

«Возлюбленная дочь моя, мать Поликсения.

Мир и благословение тебе от Господа нашего Иисуса Христа! Я чуть было не рассердился на тебя за твоё известное тебе письмо к брату твоему. Но теперь, когда я узнал, что ты по любви к твоей второй матери сделала это, я совершенно примирился с тобою. Хвалю и благодарю тебя за такую твою нежную любовь и благодарность к твоей благодетельнице. Тебе больно слышать худые отзывы о ней, ты готова пожертвовать всем для уничтожения худых отзывов о ней — это весьма похвально и вселюбезно. Но знай: чем более ты стала бы жертвовать деньгами, тем сильнее стали бы распространять подобные о ней отзывы. И мало того, и тебя самое причли бы соучастницею с нею. Нет, этим способом не утолить злоречия. Терпение и молитва, и молитва о самых злоречащих — вот лучшее и надежнейшее средство. Но об этом довольно. Говорят, твои кельи лучше келий игуменьи. Если можешь, переменись с нею. Это с твоей стороны будет великая жертва и истинный подвиг монашеский, да притом и дров потребуется менее. Вдруг на это не решайся, дабы после не раскаиваться и не роптать. Я не принуждаю, но только показую тебе добрейший путь смирения. Прощай, Господь с тобою!

Отец твой, Иннокентий, митрополит Московский.
Ноября 4-го дня 1869 года.
Москва».

Уже когда великий миссионер служил в сане митрополита в Москве, отец и дочь, очевидно, один раз все-таки встречались. В книге писателя Слесарева о Пресвятой Богородице, напечатанной в издательстве «Ковчег» за двухтысячный год, находится хоть и небольшая, но весьма ценная информация о монахине Поликсении и отце её, прославленном митрополите Иннокентии. Рассказывая о чудесном исцелении 28-летней тульской крестьянки от иконы Божией Матери, автор говорит, что «святитель Иннокентий, митрополит Московский, узнал о чуде от своей дочери — казначеи Борисовской пустыни, монахини Поликсении. На празднике преподобного Сергия он сам встречался с исцелившейся и расспрашивал её обо всех обстоятельствах исцеления. А 26 сентября 1869 года святитель Иннокентий прибыл в Гефсиманский скит и благословил совершить молебное пение перед прославившейся иконой и сам молился со слезами».

Знаменательно, что первое чудо от этой иконы было засвидетельствовано в день церковного Новолетия — 1 сентября 1869 года, когда от полного расслабления, продолжавшегося в течение девяти лет, исцелилась двадцативосьмилетняя крестьянка Тульской губернии Фёкла Адрианова. Прожив в гостинице при пещерах, а потом в лавре до празднования дня преставления преподобного Сергия (25 сентября), Фёкла совершенно выздоровела.

«Бывают странные сближения», — писал когда-то А.С.Пушкин. В новозаветной книге Деяния Апостольские, с которой, собственно, и начинается история Церкви, в конце последней фразы нет слова «Аминь», как в других книгах Нового Завета. Эта святая книга как бы обрывается незаконченной. А это значит, что и история Церкви ещё не закончена. И одним из примеров тому является то, что 11 декабря 1999 при освящении Поклонного Креста и Памятного камня на месте Борисовской Тихвинской женской пустыни архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн сказал: «Сегодня в граде Борисовка совершается историческое событие. На месте бывшего женского монастыря, который назывался Борисовской Тихвинской женской пустынью, воздвигается крест в память о тех монахинях, которые здесь молились Богу, обрабатывали поля, трудились, милосердствовали, помогая ближнему. И этот монастырь имел свою историю. Его основанием явилось замечательное событие — победа русского оружия над шведами в Полтавской битве... Поэтому, воздвигая сегодня памятный крест, мы прежде всего, запечатлеваем наше отношение к своему историческому прошлому. Мы напоминаем, что наша Отчизна имела великую историю, исполненную духом Православия, духом любви к Богу, ближним и Отчизне... Это великое событие — хотя, на первый взгляд, совершается так скромно и спокойно. Но всё великое — в малом. Со временем Господь благословит это место и всех живущих во граде Борисовка особой благодатью!»

А это значит, что история Церкви не заканчивается. История — продолжается...

2008 г.

 

Апостол Америки и Сибири

E-mail Печать PDF

«Идите по всему миру
и проповедуйте Евангелие всей твари»
(Мк. 16, 15)

Деятельность Церкви Христовой на земле принято называть миссией. Эта миссия Церкви обращена как к отдельным лицам, так и к целым обществам. Имея целью вечное спасение души, она затрагивает духовные, нравственные и культурные основы их существования. Сам термин «миссионерство» относится к области начального ознакомления как отдельных лиц, так и целых народов с учением Христовым и жизнью во Христе.

Из истории христианства мы знаем, что помимо внутренней готовности человека или целого народа к принятию христианской веры, необходимым фактором здесь выступает личное свидетельство того, кто несёт Благую весть.

Господь Иисус Христос заповедал ученикам Своим просветить светом евангельского учения весь мир. С личного свидетельства святых апостолов началось обращение ко Христу многих племён и народов, а также устроение поместных Церквей.

Личное свидетельство святой равноапостольной Нины привело ко Христу целое грузинское царство. Личное свидетельство святых солунских братьев Кирилла и Мефодия обратило во христианство многие славянские племена.

В этом же смысле апостолом Руси явился великий князь Владимир. Именно его миссионерская деятельность дала тот импульс к распространению христианства по всей Киевской Руси, а также обеспечила становление Русской Православной Церкви и способствовала прогрессу русской национальной культуры/

Если мы обратимся к дальнейшей истории миссионерства на Руси, то увидим в ней огромное значение личностного фактора в деятельности русских миссионеров. Эти самоотверженные люди были в большинстве своём не только живыми свидетелями своей веры, порою даже ценой жизни, но и подлинными создателями культуры целых народов.

В числе последних могут быть названы имена святителя Стефана, епископа Пермского, — просветителя зырян, архимандрита Макария (Глухарева) — апостола Алтая и, наконец, святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского, — просветителя Алеутских островов, Камчатки, Аляски, Якутии и Приамурья — величайшего миссионера всех времен и народов.

Среди русских миссионеров его имя сияет, как звезда первой величины. Его по праву называют апостолом Америки и Сибири.

Святитель родился 26 августа 1797 года в селе Ангинское Иркутской области и во святом крещении был назван Иоанном, в честь преподобного Иоанна, Патриарха Цареградского. Его отец, Евсевий Попов, был простым сельским пономарём в местной церкви. На седьмом году жизни мальчик лишился своего отца и перешёл под опеку дяди — диакона Димитрия Попова. Уже к этому времени он сделал такие успехи в познании грамоты, что мог читать в храме Апостол. В девятилетнем возрасте Иоанн Попов был определён в Иркутскую духовную семинарию. Здесь он учился сначала под фамилией Попова-Ангинского (в отличие от других Поповых), а затем, за свои личные достоинства и за сходство душевных качеств с только что почившим Иркутским владыкой Вениамином, ректор предложил молодому семинаристу именоваться Иоанном Вениаминовым.

В 1817 году Иоанн Вениаминов вступил в брак и был посвящён в сан диакона, а в 1821 году рукоположен в сан священника.

Спустя два года управляющий Иркутской епархией епископ Михаил получил предписание от Святейшего Синода послать священника на Алеутские острова, входившие тогда в состав русских владений, однако ехать туда никто из духовенства не хотел. Владыка был в полном затруднении, как вдруг является к нему отец Иоанн Вениаминов с выражением желания ехать. Это решение отца Иоанна владыка воспринял как жертву за всю Иркутскую епархию, в которой никто, кроме него, не желал ехать в Америку.

Около двух месяцев ушло на сборы, и 7 мая 1823 года отец Иоанн выехал из Иркутска вместе с семьёй на славные полустолетние подвиги. Путь его был чрезвычайно труден, на лодках, лошадях, небольшом судне, при морских болезнях, бурях, недостатках воды и пищи. И только через 14 месяцев со дня отъезда из Иркутска отец Иоанн прибыл к месту своего служения — на алеутский остров Уналашку.

Первой заботой отца Иоанна было построение храма, что оказалось делом очень нелёгким, ибо никто из алеутов работать не умел. И, приступая к своему апостольскому служению, молодой миссионер первым делом обучает туземцев ремеслам: готовит из них плотников, столяров, кузнецов, каменщиков. Будучи сам, что называется, мастером на все руки, отец Иоанн за один год сооружает храм и своими руками изготовляет к нему иконостас и престол. Затем начинаются переезды с острова на остров с проповедью Евангелия. Здесь возникают новые трудности — изучение алеутского языка. На это уходит три года. К этому времени его приход составляет 60 островов и две тысячи алеутов.

Туземцы очень быстро оценили апостольскую ревность своего пастыря: как на праздник, выходили они к нему навстречу, бросая свои дела, с удивительным вниманием слушали его беседы, а во время богослужения стояли настолько неподвижно, что только по следам их ног можно было узнать, сколько в храме было народу. Не сводя с отца Иоанна глаз, они при его приближении говорили: «Отец, отец наш». Многие из них были впоследствии большими молитвенниками, что обнаруживалось лишь случайно или при их кончине.

К тридцатым годам XIX века отец Иоанн представил свои первые переводы на алеутский язык: Катехизис, букварь с молитвами и Евангелие от Матфея. Особая трудность перевода заключалась в том, что в алеутском языке отсутствовали многие слова, часто встречающиеся в Библии, например, гроздь, виноград, пшеница, лев, овца и т.д. Благодаря этим трудам, стала быстро распространяться грамотность среди населения. Облагородились нравы алеутов. Прекратилось многожёнство, убийства, междоусобия. Стал увеличиваться прирост населения.

Просвещая взрослых, не забывал отец Иоанн и о детях, часто беседуя с ними так же серьёзно, как и со взрослыми, поучая их в доступной форме. Вскоре для обучения детей отец Иоанн завёл импровизированную школу, составил для неё учебники и был её постоянным учителем.

Таково было десятилетнее служение отца Иоанна среди алеутов на острове Уналашка. Кроме своей паствы на островах, отец Иоанн посетил селение Нугешак на американском материке, где сперва крестилось 13 человек, а во второй его приезд количество крещаемых возросло до 220-и. За все эти труды в пользу миссии отец Иоанн был награждён наперсным крестом и переведён в Новоархангельск на остров Ситху — административный центр русских владений в Северной Америке. Здесь, рядом с Аляской, открылась ещё одна яркая грань его апостольского призвания. Здесь отец Иоанн борется с эпидемией оспы, косившей местное население — колошей, а затем, после прекращения болезни, обращается к воинственным и недоброжелательным аборигенам с проповедью Евангелия. Колоши заметили, что заклинания местных шаманов оказались бессильными против оспы, а русские и алеуты все до одного остались невредимыми, благодаря прививкам. Это обстоятельство заставило их призадуматься и усомниться в силе своих языческих божков и их посредников — шаманов. В 1837 году после проповеди отец Иоанн совершил первую Божественную литургию в Ситхинском редуте, на которой присутствовало полторы тысячи колошей. Этот успех окрылил отца Иоанна и послужил началом духовного просвещения на острове Ситхе.

После пятнадцатилетнего пребывания в русских владениях Северной Америки, а именно, в 1840 году неутомимый миссионер предпринимает путешествие в Петербург и ходатайствует перед Святейшим Синодом об организации постоянной миссии. В это время он получает известие о кончине своей супруги и по настоянию святителя Филарета Московского принимает монашество с именем Иннокентий. В день пострига отца Иоанна Синод выработал проект об открытии Камчатской епархии, на которую через три дня из нескольких кандидатов был избран архимандрит Иннокентий (Вениаминов). Его хиротония во епископа Камчатского, Курильского и Алеутского состоялась 15 декабря в Казанском соборе Санкт-Петербурга, а уже 10 января 1841 года епископ Иннокентий отправился к месту своего святительского служения. С этих пор миссионерская деятельность святителя Иннокентия приняла более широкий размах. К этому времени у него было уже несколько хороших помощников. Они помогали святителю перевести священные книги на кадьякское наречие. Благодаря этому, многие шаманы на острове Кадьяк искренне раскаялись и обратились к христианской вере, а некоторые из непросвещённых стремились получить святое крещение. Церковь на острове Кадьяк была полна за каждым богослужением, а в праздничные дни даже не вмещала всех богомольцев. Услышав молитвы и Евангелие на своём родном языке, кадьякцы плакали от умиления.

Следует особо заметить, что благотворное влияние Церкви на туземцев и их тяготение к России отмечалось в американском парламенте уже после того, как русские владения в Северной Америке отошли к Соединённым Штатам. В Конгрессе один из депутатов обвинял своё правительство в том, что оно «ничего не сделало для нравственного и морального блага этого края. Не так поступало русское правительство и русское духовенство, — продолжал конгрессмен, — из дикарей они сделали христиан, из невежд — образованных; они строили церкви, создавали школы и до сих пор ещё лучи христианского света доходят до Аляски не из Нью-Йорка и Вашингтона, а к стыду нашему, из Петербурга и Москвы». В 1850 году за свою плодотворную миссионерскую деятельность среди народов далёкой окраины России владыка Иннокентий был возведён в сан архиепископа.

Следует несколько строк посвятить деятельности святителя и на Курильских островах. Миссия Благовестия проходила здесь более успешно, чем в других местах севера. А однажды через одного из учеников святителя, иеромонаха Сергия, Господь благоволил совершиться чуду. Единственное озеро с пресной водой, кишевшее насекомыми, после освящения воды в нём, стало исключительно чистым до сего дня.

Дошёл святитель и до Берингова моря, и до Аляски, где до него вообще не было ни одного благовестника. В своём отчёте в Петербург о крещении эскимосов архиепископ Иннокентий пишет: «Скудная полярная речка крайнего Севера сделалась для них Иорданом».

19 августа 1842 года святителя Иннокентия встречал Петропавловск-Камчатский. А вскоре после этого началось многомесячное, исключительно трудное, поистине апостольское путешествие святителя по Камчатке. На оленьих нартах объехал владыка весь Камчатский край, побывал во всех стойбищах и приходах. 25 суток провёл под открытым небом при сильных морозах. Семь дней ехал в совершенно безлюдных местах, видя перед собой только северное сияние. Это путешествие протяжённостью в пять тысяч километров закончилось 3 апреля благополучным прибытием в Охотск. Во время пребывания святителя на Камчатке три народности были предметом его отеческого попечения — корякская, чукотская и тунгусская.

В ноябре 1851 года святитель обратился в Синод с просьбой о перенесении его кафедры в Якутск. Здесь ему предстояли новые миссионерские труды. Якуты принимали крещение, главным образом, из-за подарков и некоторых льгот, оставаясь при этом в полном неведении христианства и сохраняя прежние языческие обычаи. Верный своим принципам архиепископ Иннокентий немедленно принялся за просвещение страны, открывая храмы и часовни, переводя на якутский язык священные и богослужебные книги. 19 июля 1859 года в якутском Троицком соборе впервые было совершено богослужение на якутском языке. Это событие якуты встретили, как национальный праздник, а перевод книг облегчил дальнейшее просвещение Якутского края. Заслугой святителя является учреждение здесь самостоятельной Якутской епархии.

Почти 20 лет отдал владыка на устройство Церкви Христовой в Амурской области. В этот период стали известны его заслуги перед Россией как святителя-патриота. Совершив путешествие по Амуру, он составил записку, в которой на основании личных наблюдений и опросов поставил перед русским правительством вопрос о необходимости Амура для России и заселения его берегов. Здесь в качестве миссионера святитель оставил своего сына, священника Гавриила Попова. 9 мая 1856 года на берегу Амура архиепископом Иннокентием был заложен храм в честь Благовещения Божией Матери, а сама станица Уст-Зейская названа Благовещенской. «Отсюда, — писал святитель, — изойдёт благая весть о воссоединении Приамурского края с российскими владениями». Скоро станицу переименовали в город Благовещенск. Здесь была основана кафедра и положено начало евангельской проповеди китайцам.

Спустя год, участвуя в заседании Святейшего Синода, святитель добился двух викариев — в Новоархангельск и Якутск. В начале шестидесятых годов XIX столетия христианство начало распространяться также и среди корейцев. Некоторые из них стали переселяться в русские владения, где охотно принимали святое крещение. К сожалению, в это время вышел закон, по которому духовные лица должны были крестить местное население не ранее, чем светская власть засвидетельствует достаточную их подготовку.

Гораздо успешнее шло распространение христианства между тунгусами, гольдами, гиляками и другими народностями, просвещаемыми священником Гавриилом Поповым. Для гольдов преосвященный Иннокентий нашёл нужным даже построить церковь и при ней школу. Одним словом, для жителей и туземцев Дальнего Востока и Аляски святитель Иннокентий стал тем, чем были Кирилл и Мефодий для русских.

В последние годы своего пребывания на Дальнем Востоке святитель всю свою миссионерскую деятельность сосредоточил в Благовещенске-на-Амуре, куда и перенёс свою кафедру. Посетив Камчатку в последний раз уже в 65-летнем возрасте, архиепископ Иннокентий совершил своё последнее путешествие по Амуру, когда ему было ТО лет. К этому времени годы уже давали себя чувствовать. Владыка слабел физически. К тому же он начал терять зрение. Все чаще в своих письмах он жалуется на нездоровье. Это побуждает его уйти на покой, и он смиренно просит Синод дать ему приют где-нибудь в Московской епархии. Но не к отдохновению от трудов, а к новой деятельности готовил архиепископа Иннокентия Промысл Божий. 19 ноября 1867 года скончался митрополит Московский Филарет (Дроздов), а спустя два месяца эстафета доставила святителю Иннокентию известие о назначении его на место почившего иерарха. После усердной молитвы, с преданностью воле Божией, принял владыка это назначение и, простившись со своей дальневосточной паствой, отправился в Москву, куда и прибыл 26 мая 1868 года. Но и здесь, будучи митрополитом Московским, он остался верен своему миссионерскому призванию и, присутствуя в Святейшем Синоде, много заботился о помощи апостольскому деланию. Это выразилось в учреждении Миссионерского общества с целью проповеди Евангелия на окраинах России. Открытие этого общества в Москве в январе 1870 года встретило большое сочувствие во всех уголках нашей Родины, что выразилось в создании многих миссионерских епархиальных комитетов на местах.

Ареал апостольской проповеди святителя Иннокентия огромен. Он охватывает Восточную Сибирь и Амурский край, Дальний Восток и Камчатку, Курильские и Алеутские острова, Чукотку и Аляску. Он просвещал светом Евангелия алеутов, колошей, курильцев, кадьякцев, эскимосов, кенайцев, чугачей, камчадалов, олюторцев, коряков, чукчей, тунгусов, якутов, китайцев, монголов, маньчжуров, гольдов, гиляков, корейцев и многие другие народы. Вся апостольская жизнь этого человека является в наше время самым ярким примером для подражания всем учащимся духовной семинарии с миссионерским направлением. Распространяя свет Христова Евангелия среди народов Америки, Сибири и Дальнего Востока, святитель Иннокентий вводил эти народы в ограду Святой Церкви, приобщал их к тому идеальному, абсолютному и вечному Божественному началу, проповедником которого в жизнь мира является Церковь. Призванием Православной Церкви, её святой обязанностью на земле является освящение всего естественного строя бытия, всех областей человеческой созидательной деятельности, всех достижений культуры, преображение Божественной нетварной благодатью каждой человеческой личности и плодов её творчества. Поэтому во всей истории человеческого бытия, во всей мировой культуре и во всей творческой деятельности народов мира самым ценным является лишь причастность к абсолютному и вечному Божественному началу. Носителем этого начала, его проводником и благовестником в жизнь народов Америки, Сибири и Дальнего Востока и был простой сын сибирского сельского пономаря — величайший проповедник Евангелия — митрополит Иннокентий (Вениаминов).

Перед своей кончиной он просил, чтобы при его погребении не было никаких пышных речей, но чтобы лишь викарий сказал слово на библейский текст: «От Господа стопы человеку исправляются» (Пс. 36, 23). Думается, что этими словами из Священного Писания лучше всего выражается вся поистине апостольская жизнь этого замечательного человека.

Рассматривая активизацию миссионерской деятельности Русской Православной Церкви в XIX и даже XX веке, может создаться впечатление, что она, учитывая её государственное положение, была связана с политическими видами царского правительства, которое, как известно, стремилось расширять и укреплять позиции Православия в стране, как составной части официальной идеологии. Однако подобный взгляд будет довольно односторонним. Эта поистине апостольская деятельность не могла бы осуществляться без подлинного энтузиазма сравнительно немногочисленного отряда православных русских миссионеров, жертвенно служивших свидетельству истины Христовой. При этом инициатива в деле проведения миссионерской работы постоянно исходила от самих церковных деятелей, во главе которых сияет бессмертное имя святителя Иннокентия (Вениаминова), причисленного в 1977 году Церковью к лику святых.

После Октябрьского переворота Святая Церковь в нашей стране многие годы существовала в особом, искусственно созданном, секулярном обществе. Это наложило особый отпечаток и на сам характер свидетельства веры Христовой, который приобретает ныне миссионерские черты, даже тогда, когда речь идёт о посещении больниц, тюрем, учебных заведений, армейских частей и т.д. Сегодня наша Церковь живёт и действует уже во втором тысячелетии своего исторического бытия. Да не оскудеет в ней и далее, по милости Божией и по молитвам святителя Иннокентия, свидетельство веры Христовой и христианской жизни.

1997 г.

 

История Белгородской Духовной семинарии в лицах

E-mail Печать PDF

Ваше Высокопреосвященство!
Боголюбивые отцы!

Уважаемые гости!
Братья и сёстры!

Сегодня у всех нас незабываемый день. Белгородская духовная семинария отмечает свой десятилетний юбилей. Открытая в сентябре 1996 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия II наша семинария является уникальной в своём роде. Она единственная в Русской Православной Церкви имеет миссионерскую направленность. Её неизменным ректором со дня открытия является Высокопреосвященнейший Иоанн, архиепископ Белгородский и Старооскольский.

Итак, позади десятилетний путь напряжённой работы, учёбы, молитвы и всевозможных послушаний. Кажется, всё было совсем недавно: подготовка и ремонт переданного гражданскими властями здания, приезд Святейшего, торжественное открытие и первые лекции — но это уже история 10-летней давности.

Многое пришлось пережить за это время. Были и радости, случались и разочарования — это неизбежно, когда вокруг столько разных людей. Но доказано самое главное — Белгородская семинария живёт, действует и, подобно духовному кораблю, совершает своё нелёгкое плавание по волнам житейского моря, руководимая водительством своего основателя и неизменного ректора — владыки Иоанна.

Надо сказать, что в течение всей истории существования Белгородской епархии задачи православного образования постоянно были одними из самых первоочередных в деятельности её архипастырей и пастырей. Достаточно вспомнить, что ещё святитель Иоасаф сразу же по прибытии в Белгородскую епархию, обратил самое пристальное внимание на образование духовенства. Вот почему первой заботой святителя стало открытие православных школ и училищ, как для священников, так и для мирян, на которые он не жалел ни своих сил, ни своих средств.

Поэтому сегодня хочется коснуться истории, вспомнить
«...дела давно минувших дней,

преданья старины глубокой»

и события более чем 200-летней давности.

1787 год — время, которое позднее будет названо как «золотой век Екатерины». Россия уже давно вышла к берегам Тихого океана. Мудрой дипломатией и удачными оборонительными войнами она расширяет свои владения на юге и западе. Многие страны ищут её дружбы и покровительства. Целое созвездие блестящих имён украшает в это время корону Российской империи (Румянцев, Суворов, Ушаков, Потёмкин, братья Орловы...). Дипломаты, полководцы и флотоводцы, защитники и собиратели земли Русской...

Белгородская окраина к этому времени уже освящена стопами дивного угодника Божия — святителя Иоасафа, нетленные мощи которого покоятся под спудом Троицкого собора. А Белгородскую кафедру занимает в 1787 году епископ Феоктист (Мочульский). Он-то и стал создателем и первым руководителем Белгородской Духовной семинарии, взявшийся со всей энергией и здравым смыслом за постановку духовного просвещения и образования в своей епархии. Учредив БДС, преосвященный Феоктист построил для неё двухэтажный каменный корпус, а затем один за другим начал прибавлять новые предметы и классы, и с 1790 года в БДС стал преподаваться уже полный курс наук тогдашней семинарской программы. В каменном двухэтажном корпусе БДС оставалась до 1883 года, то есть до её перевода в Курск. Следует особенно отметить, что количество изучаемых предметов постепенно увеличивалось вплоть до изучения медицины, а богословие разделилось на несколько дисциплин. Многие из учебников были составлены самим преосвященным Феок-тистом, и особенно важным и полезным оказалось пособие по составлению проповедей. Им же была составлена и программа БДС, которая просуществовала до 1817 года, когда были утверждены общие правила российских семинарий. Вскоре, благодаря такой заботливости БДС во многом превзошла Харьковский коллегиум. Обязанная своим бытием преосвященному Феоктисту БДС постоянно пользовалась его особым вниманием и за 14 лет существования из неё вышли более 1000 выпускников не только в священнослужители, но и в медицинскую науку, в военную и статскую службу. А в Харьковский университет (только при его основании) поступило сразу 20 белгородских семинаристов. О значении обучения в Белгородской епархии для России и РПЦ хорошо сказал историк П.Н.Милюков: «В 1787 году в России было 46 епархиальных духовных школ и следует отметить, что из 2827 учеников, в них обучающихся, почти половина — 1331 человек приходилась на долю трёх епархий: Киевскую, Черниговскую и Белгородскую».

О значении белгородских семинаристов красноречиво говорит следующее историческое свидетельство: в 1798 году преосвященный Феоктист представил императору Всероссийскому Павлу Первому за дарованные суммы на БДС всепокорнейшее приложение — Оду от её питомцев под названием «История о древнем Саркеле, нынешнем Белгороде». В одной из её частей юные белгородские семинаристы возвещали всей России о состоянии наук в белгородских школах в царствование Павла. Император весьма благосклонно принял такое приношение и удостоил владыку ответным письмом из Павловска от 7 июля 1798 года. «Преосвященный епископ Белгородский и Курский Феоктист. Благодарю Вас за предоставление приветственных мне стихов от питомцев белгородской семинарии подносимых, за что изъявляя моё благоволение, пребываю к Вам благосклонный. Павел».

Дальнейшее развитие учебного процесса шло по линии введения новых предметов и оснащения учёбы приборами и наглядными пособиями. Кратко можно сказать, что за время существования БДС обучавшиеся в ней семинаристы получали высочайший уровень знаний и богословских, и светских, крайне необходимых для жизни пастыря. Из стен БДС вышли многие выдающиеся сыны Церкви и Отечества.

И рассказывая о питомцах Белгородской семинарии, прежде всего хочется вспомнить о самом известнейшем из них — митрополите Московском Макарии (Булгакове). Этот наш земляк принадлежит к числу великих богословов и церковных историков России, к числу приснопамятных святителей земли Русской. Являясь автором многотомной «Истории Русской Церкви», он и сам занимает в ней видное и яркое место. Как выдающийся иерарх, замечательный проповедник, признанный библеист, глубокий богослов и блестящий историк, он буквально заполняет собою, своим авторитетом целую историческую эпоху, длившуюся несколько десятилетий. Он владел, по отзывам современников, поистине неисчерпаемым запасом знаний и духовно-нравственных сил, позволявших ему предаваться непрерывной разносторонней научной деятельности и аскетическим подвигам. Духом величия и огромной нравственной силы веяло на окружающих от всего облика Московского митрополита. Такой нам представляется личность святителя в её общем восприятии, в её краткой общей оценке. О деятельности этой великой личности в качестве историка и богослова, а также о его колоссальном историческом труде стоит отдельно сказать несколько слов.

Родился он 19 сентября 1816 года в селе Сурково Новооскольского уезда Курской губернии, в семье бедного сельского священника и во святом крещении был назван Михаилом. Его отец, Пётр Булгаков скончался ещё в молодые годы, оставив после себя вдову и 6 сирот без всяких средств к существованию. Нужда и бедность властно вошли в осиротевшее гнездо. Мальчика семи лет отдали на воспитание крёстному отцу — тоже священнику, за 7 вёрст от дома, а на девятом году жизни мать отвезла Михаила в город Корочу в приходское духовное училище. Надо сказать, что учёба давалась ребёнку с большим трудом и побеждалась только редкой в детские годы настойчивостью и трудолюбием. Спустя два года он был уже в уездном духовном училище, которое находилось в Белгороде, в одном здании с семинарией. Вследствие плохих способностей мальчику приходилось учить уроки тогда, когда другие сверстники играли во дворе. От шума и возни Михаил Булгаков уходил с учебниками в сложенные во дворе поленницами дрова и там всеми силами старался усвоить заданные уроки. Здесь-то и произошёл с ним удивительный случай. Однажды случайно брошенный кем-то из сверстников камень перелетел через дрова и попал в голову учившему урок мальчику. Потерявшего сознание и всего в крови его отнесли в лазарет, полагая, что после этого он уже не в состоянии будет продолжать учение. Но случилось обратное: с заживлением раны исчезли все следы болезненности и умственной отсталости ученика Булгакова. Преподаватели не узнавали своего малоспособного воспитанника. Его быстрый неожиданный расцвет духовных сил и способностей выдвинул Булгакова на первое место в классе. За свои блестящие успехи в науках он приобрёл такую любовь и расположение преподавателей, что они называли его не по фамилии, как всех учащихся, а по имени и отчеству — Михаил Петрович.

Не перечисляя всех литературно-богословских трудов нашего земляка, остановимся только на его «Истории Русской Церкви», составившей целую эпоху в нашей церковной историографии. По богатству фактического содержания и документальности изложения этот монументальный труд до сих пор остаётся непревзойдённым. Многие учёные считают «Историю Русской Церкви» митрополита Макария равноценной с трудом «История России с древнейших времён» Сергея Соловьёва. Труды Макария (Булгакова) благоговейно почитались многими русскими писателями — Н.С.Лесковым, А.П.Чеховым, А.С.Хомяковым. Лев Толстой в своем письме нашему земляку Страхову отзывается о владыке Макарии как о прекрасном и умнейшем человеке.

К любому научному и всякому умственному труду митрополит Макарий относился всегда с особой симпатией и всем труженикам науки оказывал самое энергичное моральное, а часто и материальное содействие, завершившееся пожертвованием в Академию наук 120 тысяч рублей, полученных им в качестве литературного гонорара от продажи его сочинений, а также на премии за лучшие учёные и учебные труды. Весь этот громадный по тем временам капитал митрополит Макарий пожертвовал в 1867 году на учреждение премий за лучшие оригинальные сочинения на русском языке. Кроме того, владыка сделал большие денежные пожертвования в пользу духовных академий и семинарий. Ещё при жизни митрополита Макария его величали как «Великого и первого богослова России». Думается, что справедливая оценка заслуг митрополита Макария перед Церковью и Отечеством принадлежит будущему. А пока можно без преувеличения сказать словами древней летописи: «Такого же не бысть прежде в Русской земле, и по нем не вем, будет ли таков?»

Из других известных выпускников БДС необходимо упомянуть следующих лиц.

Священник Александр Иванцов-Платонов. Родился в 1835 году на Бел-городчине. Окончив духовное училище, поступил в БДС. Закончил её в 1856 году одним из лучших её учеников. В 1860 году Иванцов-Платонов заканчивает Московскую Духовную академию и направляется в Санкт-Петербургскую Духовную академию преподавателем на кафедру церковной истории. Через два года он переезжает в Москву, где в течение восемнадцати лет занимает место священника и педагога в Московском Александровском военном училище. В 1872 году Иванцов-Платонов утверждён экстраординарным профессором Московского университета. В 1878 году Александр Михайлович защищает докторскую диссертацию, затем в течение четырёх лет читает курсистам лекции по истории. Доктор богословия, он публикует свои работы: «Религия и наука», «Отчего беден русский народ и чем помочь ему», «О римском католицизме и его отношении к Православию». Профессор Иванцов-Платонов был избран почётным членом МДА и заслуженным профессором Московского университета. Как священник, он был награждён многими русскими орденами, включая и орден Святого Владимира III степени. Скончался протоиерей Александр Иванцов-Платонов в 1894 году.

Далее — Иван Александрович Енохин родился в 1791 году в семье сельского священника села Зимовенька Шебекинского района Белгородской области. Окончил духовную семинарию в Белгороде, откуда в 1817 году ушёл в Медико-хирургическую академию в Санкт-Петербурге, которую закончил с серебряной медалью. Был избран академиком Медико-хирургической академии и четырёх иностранных академий, а также многих медицинских обществ.

Скончался в 1863 году в Париже, погребён на кладбище Воскресенско-Новодевичьего монастыря.

Интереснейшей личностью был и выпускник Белгородской семинарии Василий Алексеевич Якимов (1800 (1802 ?) — 1853 гг.) — профессор Харьковского университета, первый переводчик В.Шекспира в России (проза). Он выходец из семьи священника Курской епархии. После окончания Белгородской семинарии, не принимая сана, поступил «своекоштным» студентом в Харьковский университет, который закончил со степенью кандидата. Преподавал в Харьковском институте благородных девиц, затем в университете читал русскую словесность. В 1832 году при Санкт-Петербургском университете защитил диссертацию на степень магистра русской словесности. В этом же году за научный труд «О красноречии в России до Ломоносова» без защиты Якимову присуждается степень доктора русской словесности. Превосходно владея английским языком, он взял на себя труд донести до русского читателя доподлинный смысл произведений великого английского драматурга В.Шекспира, переводя их на русский язык. С 1839 года В.А.Якимов — ординарный профессор Харьковского университета. Написал «Грамматику персидского языка». С 1852 года в отставке. В 1853 году умер и похоронен в Харькове.

Особого внимания заслуживают и многие архипастыри Русской Православной Церкви — питомцы и выпускники Белгородской семинарии, такие, например, как епископ Саратовский и Царицынский Евфимий (в миру Иван Иванович Беликов (1813-1863 гг.)). Родился он 30 декабря 1813 года в с. Радьковка Корочанского уезда (ныне Прохоровский район), в семье причетника. Окончил Белгородское духовное училище, а затем и Белгородскую Духовную семинарию, по икончании которой как один из способнейших семинаристов был направлен в Киевскую Духовную академию. После завершения учёбы несколько лет был во Владимирской Духовной семинарии профессором богословских наук. С 1841 года назначен инспектором в эту семинарию, а через 6 лет и ректором в сане архимандрита. Потом переводится настоятелем Переяславского Данилова монастыря. Короткое время служит в Санкт-Петербурге, откуда назначается на должность ректора Новгородской семинарии. В 1856 году посвящён в сан епископа Старорусского. А в 1860 году переведён в Саратов, где и нёс нелёгкий крест архиерейского служения до самой смерти. Умер 17 октября 1863 года.

Следующий владыка Нафанаил, наш земляк — в миру Николай Иванович Савченко — сын белгородского священника. По окончании БДС сразу же поступил в Киевскую Духовную академию, которую блестяще закончил в 1825 году со званием бакалавра немецкого языка (1827 г.). Преподавал философию в Киевской Духовной семинарии, а после защиты магистерской диссертации был назначен профессором. После смерти жены в 1832 году принял монашество. Переведён на должность профессора философии в Тверскую Духовную семинарию. С 1834 года ректор Каменец-Подольской Духовной семинарии и одновременно профессор богословия. Через 5 лет ректор Костромской Духовной семинарии. А спустя ещё 3 года назначен священником в Санкт-Петербург, где прослужил 8 лет. После этого возведён в сан архимандрита при викарном епископе Санкт-Петербургской епархии. Потом недолго служил викарием Старорусским в Новгородской епархии. Затем епископом Полтавским, Архангельским и, наконец, Черниговским уже в сане архиепископа до самой смерти, в марте 1875 года.

Подобная судьба у многих владык, начавших свой духовный путь в Белгороде. Например, архиепископ Новгородский Иаков (Иосиф Иванович Вечерков). Родился в 1792 году в с. Серебрянка Новооскольского уезда, в семье диакона. В 1814 году окончил Белгородскую Духовную семинарию и 2 года преподавал в ней. Затем поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию, которую закончил со степенью магистра. С именем Иаков постригся в монахи в 1819 году. В течение ряда лет ректор Орловской, Севской, Екатеринославской духовных семинарий. Затем, с 1827 года — архимандрит Григорьева Бизюкова монастыря. Через 4 года хиротонисан во епископа Саратовского и Царицынского. Спустя 15 лет переведён на Нижегородскую кафедру, где через 2 года возведён в сан архиепископа. Некоторое время заседал в Священном Синоде, потом возвратился в Нижний Новгород. Написал книги: «Статистическое описание Саратовской епархии», «Исторический очерк Саратовского края», «Исследование о месте столицы Кипчаковской орды» и др. В пяти городах Саратовского края владыка Иаков открыл духовные училища и построил множество храмов. Умер архиепископ Иаков в Санкт-Петербурге 20 мая 1850 года.

Надо сказать, что за время своего существования БДС дала Церкви 8 архиереев. Среди них и епископ Калужский Владимир (Василий Степанович Никольский). Родился в семье священника Курской епархии. Закончил духовную семинарию в Белгороде. Служил священником в Херсонской губернии, а в 1857 году, после смерти жены, принял монашеский постриг. Спустя 2 года поступил в Санкт-Петербургскую академию, которую закончил со степенью магистра. Был назначен инспектором и профессором Рязанской Духовной семинарии. А с 1867 по 1869 годы — инспектор Казанской Духовной семинарии. Затем ректор Самарской Духовной семинарии, а с марта 1875 года — епископ Брестский, викарий Литовский. Через 2 года переведён в город Ковно (Каунас), затем в Калугу и, наконец, в Пермь. В этой епархии преосвященный епископ Владимир прослужил 12 лет и мирно отошёл ко Господу в 1900 году.

Добрым словом хочется вспомнить и замечательного врача Платонова Петра Савича (1823-1858 гг.) — профессора Санкт-Петербургской медико-хирургической академии, доктора медицины. Родился он в семье священника в 1823 году в с. Серебрянка Новооскольского уезда. Окончил духовную семинарию в Белгороде и поступил в Санкт-Петербургскую медико-хирургическую академию со званием докторанта. Был удостоен премии Буша. После окончания академии был направлен в клинику великого русского хирурга Н.И.Пирогова. В 1853 году защитил диссертацию, был удостоен степени доктора медицины. Через три года избран адъюнктом профессора, продолжая преподавательскую деятельность в академии. Ученик Пирогова, он всячески поддерживал то направление в хирургии, которое возглавлял великий хирург. Значителен вклад П.С.Платонова в медицинскую науку. Им было написано 16 научных трудов. Многое в творчестве, в службе П.С.Платонова показывало, что из него выйдет «блестящий хирург». Для продолжения научных трудов в 1858 году Платонов выехал в научную командировку за границу, где скоропостижно скончался в 1858 году. (Ну что ж, на все воля Божия, человек предполагает, а Бог располагает).

Далее Михаил Григорьевич Халанский (1857-1910) — член-корреспондент Российской академии наук, ординарный профессор Харьковского университета, крупный филолог и историк русской литературы. Родился в 1857 году в с. Расховец Щигровского уезда Курской губернии. Закончил Курское уездное училище, а затем и духовную семинарию в г. Белгороде. Продолжал образование на историко-филологическом факультете в г. Харькове. По окончании университета преподавал в Белгородской мужской и женской гимназиях русский язык до 1885 года. Затем некоторое время работал педагогом в харьковской гимназии. Одновременно Халанский серьёзно занимается фольклором Курской и Харьковской губерний, изучает говоры, записывает песни. Будучи учителем, защищает в 1888 году магистерскую диссертацию. А через шесть лет в Харькове и докторскую, на тему южносербского эпоса, для чего предпринял поездки в Сербию и Австрию. С 1889 года приват-доцент, через три года — экстраординарный, а в 1899 году ординарный профессор Харьковского университета. Всю свою жизнь М.Г.Халанский посвятил славянскому фольклору, русской диалектологии. Его научные труды и смелые идеи появились в статьях на страницах «Русского филологического вестника», а также вышли отдельной книгой. Профессор М.Г.Халанский был избран член-корреспондентом Академии наук. В 1910 году его не стало.

Хочется упомянуть и об Иване Тимофеевиче Васильеве, питомце Белгородской семинарии, ставшем народным учителем. Происходил из семьи священника Белгородской епархии. Позднее закончил Харьковский коллегиум и Курскую главную народную школу. С 1782 года учительствовал в Белгородском главном народном училище. Является автором «первопечатной» книги в Курской губернии «Благополучное время, или Разговор мальчика со стариком», изданной в г. Курске в губернской типографии в 1792 году.

Наконец, Иван Ипатович Запольский (1773-1810 гг.) из семьи малороссийского священника. Окончил Белгородскую Духовную семинарию и долгие годы был профессором знаменитого Казанского университета.

Можно ещё бесконечно много говорить о славном прошлом белгородской духовной школы, о её традициях, преподавателях и питомцах, но отпущенный регламент не позволяет этого сделать, поэтому пора переводить стрелки уже на наше современное бытие и время.

Как известно, с 1883 года духовная семинария из Белгорода была перемещена в Курск, ставший вскоре новым центром епархии. В Белгороде же молодёжь получала духовное образование в гимназиях, воскресных школах и уездном духовном училище. А для повышения уровня образования надо было уже ехать в Киев, Москву, Петербург и другие семинарско-академические центры.

С приходом к власти большевиков-безбожников духовное образование в нашем крае, как почти и по всей России, переживало чрезвычайно тяжёлый период, но не угасло совсем. На весь тогдашний Советский Союз всё-таки было 3 духовных семинарии и 2 духовные академии.

В 1990 году в Курске вновь было открыто духовное училище, преобразованное в следующем 1991 году в духовную семинарию, которая имела тогда 4 пастырских класса, а также иконописный класс, регентское и заочное отделения. Со дня основания семинарии её ректором был до декабря 1995 года Преосвященный Иоанн, викарий Курско-Белгородской епархии, а с 18 июля 1995 года — епископ Белгородский и Старооскольский.

В сентябре 1995 года в Белгороде был торжественно открыт Православный духовно-образовательный центр во имя равноапостольных Мефодия и Кирилла, учителей словенских. В этот центр вошли Православная гимназия для детей школьного возраста и подготовительное отделение духовной семинарии. А 25 декабря 1995 года, в рамках выполнения программы возрождения миссии РПЦ на её канонической территории Священный Синод своим определением поручил Преосвященному Иоанну, епископу Белгородскому и Старооскольскому, подготовить открытие семинарии миссионерской направленности в городе Белгороде. Благодаря поддержке администрации Белгородской области, за короткий срок были созданы необходимые условия для работы духовной школы, и 17 июля 1996 года определением Священного Синода было принято решение об открытии Духовной семинарии с миссионерской направленностью в г. Белгороде. Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II ректором Белгородской Духовной семинарии назначен Высокопреосвященнейший Иоанн (в то время епископ), а ныне архиепископ Белгородский и Старооскольский. Воссоздание БДС стало важным шагом на пути возрождения миссионерского служения Русской Православной Церкви.

И сегодня, мысленно вглядываясь в ту старинную эпоху, в туманную даль веков, видишь живую связь времён. Первый ректор Белгородской семинарии — Феоктист (Мочульский) и последний — архиепископ Иоанн (Попов), который восстановил, возродил, воскресил вдохнул новую жизнь в потухшую лампаду и она ожила и стала светить и излучать тепло. Альфа и Омега (первый и последний). Один — такой далёкий, другой — такой близкий. Но иногда кажется, что они идут рядом, потому что в богослужении нет времени, но есть подлинное бессмертие, которое не требует доказательств, но слышно во все дни истории и за каждой Божественной литургией.

Любая духовная православная школа — это тот благодатный улей, где собирают нектар знаний, и из которого потом разлетаются по всей земле («даже до края земли») наши пастыри — будущие проповедники и архитекторы христианства.

Сегодня во многих уголках Великой, Белой и Малой Руси трудятся на ниве Христовой наши выпускники (в пятидесяти епархиях и двенадцати странах ближнего и дальнего зарубежья).

И я благодарю Бога за то, что с первых дней жизни нашей семинарии служу в ней преподавателем истории христианства и являюсь как бы привратником, которому выпала счастливая возможность вместе с владыкой первому открыть её двери для всех желающих.

И, естественно, хочется, чтобы в неё входили и многие другие...

Ныне, уже в XXI веке от Рождества Христова, в Белгородской Духовной семинарии сохраняются лучшие былые традиции прежних лет и появляются новые, например, участие семинаристов во время практик в миссионерских поездках по стране (Якутия, Калмыкия, Сибирь, Чукотка и Камчатка); социально-миссионерская работа в наиболее тяжёлых отделениях городских больниц; встречи-беседы с учащимися различных учебных заведений; миссионерские поездки за границу. И очень часто из тех мест, где бывают в качестве миссионеров воспитанники нашей семинарии, приходят благодарственные письма и поздравления. Это даёт надежду, что у богатой истории БДС будет достойное продолжение «и ныне и присно».

Теперь, когда время репрессий и запретов отошло в прошлое, и Церковь вновь получила возможность свободного свидетельства о Христе, необходимость возрождения миссии в современном мире стала важнейшей и неотложной нашей задачей и одновременно острой потребностью общества. Миссия Церкви сегодня, прежде всего, в лице выпускников духовных семинарий должна быть, как никогда, многообразной и сопровождаться особым подходом к каждой категории людей, к которым мы обращаем своё слово.

Будем же неустанно молить Бога о даровании нашей родной семинарии с миссионерской направленностью обильной помощи Божией и сил духовных учащим и учащимся. Да не оскудеет в ней и далее, по молитвам святителей Иоасафа Белгородского и Иннокентия Московского, свидетельство веры Христовой, Дух Евангелия и подвиг нелегкой христианской жизни.

2006 г.

 

К 2000-летию пришествия в мир Христа Спасителя

E-mail Печать PDF

Братья и сёстры!

1

С каждым днём мы с вами приближаемся к величайшему юбилею — двухтысячелетию пришествия на землю Бога. Весь мир находится сейчас в преддверии этой великой годовщины и эта дата имеет поистине вселенское значение.

20 веков назад, среди таких же, как мы, людей жил Богочеловек Иисус, рождённый против законов природы. Он возрастал в бедности и был воспитан в безвестности. Он не завёл собственной семьи, не получил никакого образования и всего лишь один раз пересёк границу Своей родины — во время бегства в Египет, ещё Младенцем.

У Него не было ни влияния, ни власти, ни богатства. Родственники Его были скромными людьми без средств и положения в обществе. Но ещё в колыбели перед Ним склонились лучшие учёные того времени. В детстве Он озадачивал вопросами книжников и мудрецов. А в зрелом возрасте управлял силами природы, как её единственный Повелитель. Он усмирял море и воскрешал умерших. Без лекарств и антибиотиков Он исцелял целые толпы больных и при этом не брал никакой платы.

Он не написал ни одной книги, но привёл в движение больше перьев, карандашей и чернил, чем вся писательская рать древности и современности. И сегодня во всех библиотеках мира находятся миллионы томов, посвящённых Ему.

Он никогда не пел песен и не сочинял стихов. Но Своей жизнью дал тему для творчества несметному количеству поэтов, композиторов и художников.

Он не основал ни одной школы, но собрал больше учеников, чем все академии мира.

Он никогда не занимался психотерапией, но исцелил больше искалеченных душ, чем все врачи нашей планеты.

Без дипломатии, армии и оружия Он завоевал больше людей, чем Александр Македонский, Цезарь и Наполеон вместе взятые.

Без науки и философии Он пролил больше света на человеческие и божественные предметы, чем все философы и учёные земного шара. Ничья другая жизнь на этой планете не породила такого огромного объёма всевозможных произведений среди всех народов и на всех языках. И этот поток не оскудевает, а наоборот, набирает силу. Каждую неделю, в специально посвященный Ему день миллионы людей приходят в храмы, чтобы отдать Ему дань любви и уважения.

Мы знаем, что время — это великий разрушитель, предающий забвению всё — но и оно не способно ни ограничить этого интереса к Нему, ни ослабить.

И сегодня, на пороге XXI века Он встаёт перед нами на высочайшем пьедестале небесной славы. Так же, как и две тысячи лет назад, Ему служат ангелы и поклоняются святые. Так же, как и всегда, злые силы трепещут и страшатся Его — живого и близкого Иисуса Христа — нашего Господа и Спасителя.

2

Задолго да Его Рождества у людей всего мира не угасала надежда, что появится Тот, Кто выведет их из лабиринта неизвестности. Лучшие умы человечества ожидали пришествия на землю Бога. Об этом писали все ветхозаветные пророки. Это предсказывал древнегреческий философ Платон. Об этом говорил китайский мыслитель Конфуций. Древнеримский поэт Вергилий предсказывал рождение Младенца, с Которого начнётся новая эра. Буддисты ожидали Матрейю, индуисты — очередное воплощение своего бога, персы — спасителя Саошианта, иудеи — мессию.

Наконец, когда всё, казалось, было уже испытано и исчерпано, над тёмным горизонтом истории зажглась утренняя заря. В двадцатый год правления императора Августа, в маленьком селении Назарет, юная Дева Мария услышала Благую весть: «Ты родишь Сына и наречешь Ему имя Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего... и будет царствовать во веки... и Царству Его не будет конца».

Ни одно евангельское событие, кроме Пасхи, не празднуется Церковью с такой радостью, как Рождество Христово.

Священное Писание говорит, что для рождения Спасителя Бог выбрал не дворец, а пещеру, и первым возвестил об этом не богачам, а пастухам, которые сразу пришли и поклонились Ему. Уже в первую ночь после Своего рождения Он приобщился всем бездомным людям, которые из года в год проходят через жизнь презренными, нежеланными и исключёнными из человеческого общества, ибо никто не принял их в свой дом, но все сочли их чужими и отослали в бесконечный путь.

Таким образом Бог стал одним из нас не в славе, а в немощи и нищете — беспомощный и обездоленный для всех, кто верит только в физическую силу и земное величие.

Большинство людей всегда представляло Бога великим и непостижимым, о чём человек на земле и мечтать не может. Но Христос рождается ради нас уязвимым и как будто побеждённым. Он приобщается к тем людям, которых за всю историю человечества было несметное количество. На земле и сейчас существуют миллионы бездомных, которым некуда пойти, которых никто не ждёт, которым никто не хочет открыть двери, потому что они чужие. Эти одинокие люди исключены из судьбы общества. И такое убийственное одиночество, которое терзает сердца стольких людей, было уделом Матери Божией и Богомладенца Христа. Он был чужой, никем не желанный и исключённый.

Таким образом, уже в первые часы земной жизни Он приобщился всем, кто так живет и сейчас — побеждённый подлостью, трусостью и злобой человеческой. И это было началом Его пути.

Вот таким явился перед нами Бог, когда захотел стать одним из нас. Он сделал это для того, чтобы ни один человек на земле не боялся Его, будто Он так велик и так далёк. Он не постыдился нас, но сроднился с нами через Свое понимание, прощение и милосердие. В первую очередь Он сроднился с тем, кого общество всегда отталкивало. Но Он для того и пришёл, чтобы ни один человек, потерявший к себе уважение из-за своих падений, не мог подумать, что и Бог перестал уважать его. Для того Он и воплотился, чтобы сказать всем, потерявшим в себя веру, что Он верит в нас и продолжает любить нас в нашем падении до того, что не стыдится стать одним из нас. А чтобы мы сами поверили в это, Он становится презренным и обездоленным человеком.

Но здесь открывается и другая сторона человеческого бытия. Если Сам Бог соединился с нашей человеческой природой — неужели мы не понимаем, как велик человек? Ведь ни одно творение в мире не могло вместить в себя Бога, кроме человека. Поэтому мы должны знать, что наши плоть и кровь способны быть богоспасаемыми и явиться в славе, которой мы не видим, но которую видит Бог. Именно ради спасения каждой живой души, всей стонущей и страдающей твари вочеловечился Господь, Альфа и Омега, начало и конец всего сущего. И все попытки материалистов вывести человечество из тупика, забыв о Боге, являются бесперспективными и утопичными. Евангелие говорит о Боге, Который, став человеком, ел и пил, радовался и страдал, познал искушения и смерть, и в то же время, Сам не ведал греха, прощал грешников, как может прощать только Бог, и не отделял Себя от Отца. «Вижу, — восклицает Иоанн Златоуст, — как Он жаждет и спит, плачет и молится, и узнаю в Нём человека. Вижу, как Он исцеляет слепорождённых, укрощает бурю, воскрешает мёртвых — признаю, что Он — Бог Всемогущий». Поэтому Церковь исповедует в лице Иисуса Христа Сына Божия Слово Сущего Бога в действии, Который проникает в самые недра святого творения.

«Бог стал человеком, чтобы мы стали богами», — эти слова св. Афанасия Великого передают самую суть таинственного воплощения.

3

Вопрос Иисуса, обращённый к ученикам «за кого Меня почитают люди?», звучит и сегодня. Как и две тысячи лет назад, многие готовы видеть в Нём только пророка, чудотворца или учителя нравственности. Они не могут объяснить, почему именно Иисуса, а не кого-нибудь другого, миллионы людей признали «единосущным Отцу». Им непонятно, в чём заключается неповторимая загадка Христа? Только ли в Его чудесах и моральной доктрине? Но ведь возвышающую этику предлагали и Будда, и Платон, и Сократ. Как же в таком случае христианство могло победить своих соперников?

И, наконец, самое главное: Евангелие отнюдь не похоже на простую нравоучительную книгу или проповедь. И вот здесь-то мы вступаем в область наиболее таинственного и решающего во всём Новом Завете. Здесь внезапно разверзается пропасть между Человеком Иисусом и всеми философами, моралистами и основателями религий. Ведь то, что Иисус открыл нам о Себе, не позволяет ставить Его в один ряд с другими мировыми учителями. Любой из них сознавал себя лишь человеком, обретшим истину и призванным возвещать ее. Они ясно видели дистанцию, отделяющую их от Предвечного. А Иисус? «Я и Отец одно есть», — сказал Он ученикам, «Видевший Меня видел Отца». Со спокойной уверенностью этот Учитель, чуждый фальши и экзальтации, провозглашает Себя единственным Сыном Божиим. Он говорит не как пророк — от имени Сущего, — но как Сам Сущий... Поэтому неудивительно, что для многих Христос кажется неразрешимой загадкой. Для таких парадокс явления Иисуса заключается в том, что Он — невероятен и в то же время Он — историческая реальность. Поэтому тщетно бьётся над Его загадкой плоский «евклидов рассудок».

4

Наполеон, много думавший в своём заточении о путях истории, под конец жизни сказал: «Я знаю людей, и я могу сказать вам, что Христос — это не просто человек. Его нельзя сравнить ни с кем из живших на земле. Да, Александр Македонский, Цезарь, Карл Великий, как и я, основали могущественные империи. Но на чём держались все наши подвиги? На физической силе. А Христос основал Свою империю на любви, и в любую минуту миллионы людей готовы умереть ради Него. Поверхностный ум усматривает сходство между Иисусом и основателями или богами других религий. Но такого сходства не существует. Бесконечная пропасть отделяет христианство от всех иных религий. Всё во Христе поражает меня. Его дух повергает меня в трепет. Его воля бесконечно превосходит мою, Его невозможно сравнить ни с одним другим человеком в этом мире. Он — существо самодовлеющее. Его мысли и чувства, провозглашённые Им истины, Его способы убеждать людей, — всего этого не объяснить ни человеческим устройством, ни природой вещей. Чем ближе я подхожу к Нему, чем тщательней Его изучаю, тем яснее вижу Его превосходство во всём, Его подавляющее величие над всем мирозданием. Его религия — это откровение разума, который никак не мог быть человеческим. Ни в ком, кроме Него Самого, не отыскать подражания Его жизни или её образца. Я тщетно искал в истории кого-либо сходного с Иисусом Христом, или учения, сравнимого с Евангелием. Но ни история, ни человечество, ни минувшие века, ни природа не смогли дать мне ничего, что я мог бы поставить рядом с Евангелием или использовать для его объяснения. Поражает всё, что связано с Христом. Лишь одному Ему удалось возвысить человеческое сердце к невидимому до пожертвования временным, и при помощи этого средства Он связал небо и землю».

5

Между тем уже первые философы и пророки древности знали, что Первопричина всего — не безликий космический порядок, равнодушный, как любая из сил мироздания, но — Бог Живой, говорящий с людьми, даровавший им Свой образ и подобие. Он ищет согласия с человеком, призывает его к высшей жизни. Но если в Ветхом Завете замысел и лик Божий оставались прикровенными, то явление в мир Христа приближает Творца к людям. Через Него мир должен познать, что «Бог есть Любовь» и что Он может стать для каждого Отцом. Заблудшие дети земли призываются в дом Отчий, чтобы там обрести потерянное сыновство. Ради этого в мир рождается Иисус Христос — Сын Человеческий и Божий, Который в Самом Себе примиряет Божество и человечество, небо и землю. В Новом Завете стало реальностью то, что было лишь неясной надеждой Ветхого Завета. Отныне духовное единение с Иисусом есть единение с Богом. Для этого Спаситель создаёт на земле свою Церковь, то есть общество верующих в Него. В это общество может войти любой человек, невзирая на пол, возраст, национальность. Господь каждому, входящему в Его Церковь, обещает спасение в жизни вечной. И сегодня мы уже не можем даже представить мира без Христа и Его Церкви. «Сын Человеческий, — говорил Христос, — не для того пришел, чтобы Ему послужили, но чтобы Самому послужить для людей, и отдать душу за искупление многих».

Слово «искупление» в Библии было синонимом спасения и связывалось с освобождением от рабства и с «приобретением для себя» Как некогда Бог спас от египетского плена ветхозаветный Израиль и сделал его «своим народом», так и Церковь Христова должна навеки стать Его «уделом». Но искупление есть и нечто большее — это возврат творения на путь, предначертанный свыше. Ибо всё творение, порабощённое злу, по слову апостола Павла, «стенает и мучается, ожидая откровения сынов Божиих». Искуплённый человек не изымается из остального творения, но идёт впереди него к «новому небу и новой земле».

Чем больше узнаём мы сегодня о процессе мироздания, тем яснее обрисовывается картина Вселенной, восходящей по ступеням ввысь. Сначала упорядоченность структур, потом — жизнь, и наконец — человек! «В начале сотворил Бог небо и землю, земля же была безвидна и пуста. И тьма над бездною. И Дух Божий носился над водою. И сказал Бог...»

Отсюда видно, что с каждым шагом хаос отступает во тьму и всё шире разливается сияние. Когда же сотворённый Богом человек не выполнил своего предназначения, Сам Творец явил себя миру, воплотившись в Иисусе Христе. «Так возлюбил Бог мир, что отдал за него Сына Своего Единородного».

Но самоотдача Иисуса не могла не стать трагедией. Тот, Кто соединяется с падшим миром, неизбежно становится причастником его страдания. И отныне боль любого существа — это Его боль и Его Голгофа. Среди людей Иисуса ждёт не торжество, а муки и смерть. Безгрешный, Он берёт на Себя все последствия греха. Поэтому созданная Им Церковь и призывает всех идущих за Ним «...с терпением проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника и Совершителя веры Иисуса, Который вместо предлежащей Ему радости претерпел Крест».

Всемогущий Сын Божий, Творец и Мессия — страдалец! Казалось, этого нельзя ни понять, ни принять, ни вместить. Мало кто из людей в дохристианский период решался говорить вслух о возможности столь невероятной. Она представлялась кощунством. Но слово было сказано пророками и запечатлено в Писании задолго до Рождества Христова. И оно оставляло людей в смущении. Иудейские толкователи обходили эти места в Писании, как бы стараясь забыть их.

Иисус же, напротив, через эти древние слова, изъяснял Свою миссию, ссылаясь на пророчества о Слуге Господнем. Он жил на земле, не покоряя людей силою Своего могущества. Он был умалён в глазах «века сего», сохранив этим неприкосновенной свободу каждого человека. Не рабов, а сынов и братьев искал Иисус, которые бескорыстно полюбят Его.

Если бы Он явился людям в небесной славе, тогда, конечно, никто бы не смог отвернуться от Него, а это было бы уже принуждением. Но Он учил иному: «Вы познаете истину, и истина сделает Вас свободными».

Ради свободы каждого человека Он заключил Себя в границы тленного и стал в те дни «менее Отца». Он нуждался в пище и отдыхе. Он закрыл от Себя грядущее и на Себе Самом пережил всю скорбь мира. Он вошёл в жизнь человечества непринуждённо и приблизился к нему столь непосредственно, как никогда прежде. Но эта реальная историческая встреча с Ним во времени явилась и Судом, который вступил в силу с того момента, когда униженный Сын Божий — вестник любви и правды — поставил людей перед выбором: принять или отвергнуть Его.

За 800 лет до Его распятия и смерти пророк Исайя уже предвидел эти муки Христа и описал их в прошедшем времени. «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились... Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязаем был, но страдал добровольно. Он отторгнут был от земли живых; за преступления народа моего претерпел казнь. Ему назначили гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха и не было лжи в устах Его, но Господу было угодно поразить Его, и Он отдал Его на мучения: Он предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был... Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем...» (Ис. 53, 5-12).

Когда читаешь эти строки, то кажется, что древний пророк сам стоял у подножия Голгофы.

6

Справедливо считают, что тайна мученической смерти Иисуса выходит за пределы, доступные человеческому пониманию. Но можно смело сказать, что и вся земная жизнь Его является непостижимой тайной. Однако есть и осязаемые факты, находящиеся в поле зрения историка. В тот самый момент, когда ученики Иисуса, увидев Его мёртвым, потеряли веру, и казалось, что Церковь Христова едва зародившись, навсегда погибла — всё вокруг внезапно коренным образом меняется. Ликующая радость приходит на смену отчаяния и безнадёжности. И те, кто только что покинул своего Учителя и отрёкся от Него, смело возвещают миру о победе Сына Божия.

Что-то произошло, без чего не было бы самого христианства. И самое раннее и непосредственное свидетельство об этом событии принадлежит человеку, в жизни которого встреча с Иисусом произвела полный переворот. Этим человеком является апостол Павел, который в Послании к Коринфянам пишет: «Я передал всем то, что принял, и что Христос умер за грехи наши и что Он погребен, и что Он воскрес в третий день по Писанию, и что Он явился Кифе, потом Двенадцати, затем свыше чем пятистам братиям, затем Иакову, потом всем апостолам, а после всех явился и мне. Ибо я наименьший из апостолов, и недостоин называться апостолом, потому что гнал Церковь Божию» (1 Кор. 15, 3-9).

Это Павлово свидетельство вместе с пасхальными повествованиями Евангелий приводят нас к реальному факту воскрешения Христа из мёртвых. Именно этот непостижимый для нашего ограниченного разума факт духовно воскресил учеников и заставил пойти их на проповедь Благой вести по всему миру. Именно ради этого ключевого во всей человеческой истории факта написана вся Библия и без него она не имела бы никакого значения. Именно в этом факте и состоит вся сущность христианства. А сущность эта означает Жертву, которую совершил Христос ради человеческого рода, ради всех людей прошлого, настоящего и будущего. Жертва эта заключается в восприятии Христом на себя всего естества человеческого, всего нашего повреждения, всего искажения, которое постигло первых людей после грехопадения, а затем перешло на всех их потомков, в силу отпадения от Бога. Само название «христианство» целиком вписывается в одно слово — Христос.

И в этом самое существенное, что отличает христианство от всех прочих религий. Во всех других религиях основатель не имеет того исключительного значения, какое имеет Господь Иисус Христос в христианстве. В других религиях основатель является всего лишь проповедником нового или старого, давно забытого учения. Он всего лишь учитель и глашатай Бога. Не более. Главное же — это учение, которое он передаёт, принимая свыше. Поэтому основатели в других религиях всегда находятся как бы на втором плане по отношению к возвещаемому ими учению. Существо учения, ими возвещаемого, от них не зависит, и нисколько не пострадало бы, если бы это возвестил другой учитель или пророк. Например, буддизм спокойно мог бы существовать, если бы доказали, что Будды никогда и не было, а был какой-то другой основатель. То же самое в исламе и в других религиях, потому что функции основателей этих религий заключались в самом их учении, которое они предлагали людям. Это учение и составило сущность их служения.

Иное дело в христианстве. Без крестной жертвы Богочеловека Иисуса Христа христианства никогда бы не было.

И теперь можно понять, почему весь отрицательный критерий был направлен именно на упразднение исторического Христа, как реально существовавшую личность. Если представить, что не было Того, Кто пострадал за нас, приняв смерть крестную — христианство рассыплется тут же. Идеологи атеизма это прекрасно понимали. Поэтому, если мы хотим выразить сущность христианства одним словом, то скажем так: оно состоит в Рождестве Христовом, Его смерти и Воскресении, через которое человечество получило возможность возрождения, то есть восстановления того падшего образа Божия, носителями которого мы являемся. Поскольку по так называемой естественной природе мы не способны к единению с Богом, ибо ничто повреждённое не может быть причастно Богу, то для единения с Ним, для осуществления Богочеловечества необходимо соответствующее воссоздание человеческой природы. Христос восстановил её в Самом Себе и дал возможность сделать подобное каждому из людей. Так было восстановлено первоначальное отношение между творением, то есть человеком, и Творцом, то есть Богом. Этой великой тайне послужила Дева Мария, ставшая, по словам Святых Отцов, тою Божественною дверью, «какою Христос пришёл из вечности во время».

7

Важнейший аспект, составляющий существо христианства, — это правильное духовное устроение человека. И здесь христианство предлагает то, что принципиально отличает его от учения всех других религий. Это, во-первых, учение о Боге, во-вторых, понимание существа и цели духовной жизни человека, и наконец, учение о Воскресении.

Уникальная особенность христианства (а в настоящее время правильнее говорить — Православия) касается существа духовной жизни человека.

Христианство всецело устремлено на исцеление души, а не на приобретение блаженства в раю. Преподобный Симеон Новый Богослов ясно говорит: «Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека (то есть открывает ему) его немощи». Итак, обратим внимание на эти слова: исполнение заповедей делает человека не чудотворцем или пророком, носителем сверхъестественных сил, что является главнейшим следствием и даже целью во всех других религиях. Нет. Христианский путь ведёт человека совсем к иному — к тому, чтобы человек увидел глубочайшую повреждённость своего существа, ради исцеления которого воплотился Бог и без познания которого он не способен ни к правильной духовной жизни, ни к принятию Христа Спасителя.

Отсюда видно, насколько несходно христианство с другими религиями. И до чего близоруки те, которые говорят об общем религиозном сознании, о том, что якобы все религии ведут к одной и той же цели и что все они имеют единую сущность. Как наивно звучит всё это! Только человек, совершенно не понимающий христианства, может говорить об этом.

Христианство открывает человеку его истинное состояние — состояние глубочайшего повреждения и падения: с какой стороны ни прикоснись ко мне — ни со стороны гордости или самолюбия, языка или тайных страстей, — я весь болен. И из того факта, что спасать человечество пришёл не какой-то пророк, или полководец, или философ, но потребовалось приходить Самому Богу — мы вправе заключить, кто же мы тогда такие. Чем же я болен, если для моего спасения пришёл Сам Бог?!

Ведь на протяжении тысячелетий никто не мог помочь, даже Иоанн Креститель, величайший из рождённых жёнами. Никто. Вот это и есть самая главная истина, в которой нам прямо говорится самим именем христианства, самой верой во Христа — истина наличия нашей болезни, которую мы никак не хотим признать, и которая отрицается сейчас почти всеми. И надо поистине удивительное нравственное мужество, чтобы в это поверить. Но именно в этом и состоит самое основное утверждение Православия — увидеть своё подлинное, реальное, больное состояние, свою духовную болезнь и ...смириться. До тех пор, пока человек не захочет смирить себя, он никогда не может быть по существу верующим человеком.

Настоящим христианином становится только тот, кто действительно увидит своё бедственное духовное и нравственное состояние. Где ни тронь меня, откуда ни подойди — или со стороны зависти, или гордыни, или сладострастного тела, — Бог знает, что начинается.

Поэтому истинным христианином становится только тот, кто начинает видеть нужду во враче, то есть в Спасителе.

«Иисусе, Сыне Божий, спаси нас!»

Только в осознании своей немощи у человека возникает правильная духовная сила. Тогда становится человек сильным, когда Бог входит в него. Апостол Павел о себе пишет: «Трижды молил я Бога». А результат: «Сила Божия в немощи совершается». Оказывается, только через познание себя, какой я есть на самом деле, в человека входит Господь, и тогда действительно человек приобретает силу.

Что обещает человеку христианство? Иоанн Златоуст говорит: «Бог обещает ввести нас не в рай, а в самое небо и не царство райское возвещает, а царство небесное».

Значит не что-то тварное получит человек, но Самого Бога! Обожение — так именуется наш идеал. Оно есть теснейшее единение человека с Богом, есть полнота раскрытия человеческой личности, есть то состояние человека, когда он становится поистине Сыном Божиим, Богом по благодати.

Какая колоссальная разница открывается здесь между христианством и другими религиями! И самым важным, о чём говорит христианство, что отличает его от других религий и без чего ему невозможно быть, является его важнейший догмат, выраженный в самом главном христианском празднике Пасхи — догмат Воскресения Христа из мёртвых. Христианство говорит не просто о том, что человеческая душа соединится с Богом и что она будет испытывать то или иное состояние. Но оно утверждает, что человек — это душа и тело, единое духовно-телесное существо, и обожение присуще не только душе, но и телу. Христианство говорит о всеобщем воскресении как факте, который последует вследствие Воскресения Христова. Каждый, кто является христианином, не может не воскреснуть. И христианство утверждает это в качестве одного из центральных своих догматов.

На протяжении двух тысяч лет весть о Воскресении пронизывает всё христианское сознание. Величайшие святые, достигшие озарения Божия и просвещения ума, утверждали со всей силой и категоричностью эту истину. Она уникальная в истории религиозного сознания человечества.

8

На протяжении всей мировой истории в человеческом сознании постоянно идёт борьба. По меткому выражению Ф.М.Достоевского, «здесь сатана с Богом борется, а поле битвы — человеческие сердца». Кого выберет человек? Бога Христа или бога антихриста? Один Бог спасёт и исцелит, даст возможность стать истинным Сыном Божиим в единении с воплощённым Христом. Другой — лживо обещает все земные блага на миг времени.

Что изберёт человек? Это зависит от его свободной воли. Но в любом случае не «мудрость» страуса, зарывающего голову в песок при неизбежной опасности, спасёт человека от мира страстей (то есть страданий), живущих в душе, но лишь мужественный и честный взгляд на самого себя и осознание своей глубокой духовной нищеты откроет истинное спасение и истинного Спасителя Христа, в Котором заключено всё благо вечной жизни.

9

Проходят века и тысячелетия. Возникают и разрушаются великие империи. Гибнут цивилизации. Военные, политические и социальные перевороты меняют самый облик нашей планеты. Но христианство и Церковь, основанная Сыном Божиим две тысячи лет назад, возвышаются, как скала, среди этого клокочущего моря насилия, разврата и наживы.

Вера Христова, которую в первые дни исповедовало всего несколько десятков человек, движет сегодня миллиардом жителей земли, говорящих на разных языках и создавших бесчисленные формы культур.

Когда евангельская проповедь, подобно свежему ветру, ворвалась в дряхлеющий античный мир, вдохнула в него новую жизнь и энергию, то она, эта проповедь, осудила угнетателей, возвысила женщину, способствовала искоренению рабства. Она стала опорой гуманности и просвещения, заставив грубую силу признать духовный и нравственный авторитет. Эта проповедь привлекла к себе, казалось бы, абсолютно не похожих людей: от рабов Рима до Данте, от африканских пастухов до Достоевского.

Как в I веке она укрепляла мучеников Колизея, так и в XX веке давала силу исповедникам и новомученикам.

10

В каждую эпоху исторического бытия евангельское слово Христа обнаруживало скрытые в нём неистощимые импульсы к творчеству. Если первыми учениками Иисуса были простые деревенские рыбаки, то впоследствии перед Его Крестом склонились величайшие умы всех народов. Его откровение озарило мысль Августина и Паскаля, любовь к Нему возводила уникальные храмы, вдохновляла поэтов и ваятелей, вызывала к жизни могучие звуки симфоний и хоралов.

Бессмертный образ Иисуса запечатлели Андрей Рублёв и Дионисий, Микеланджело и Рембрандт, Леонардо да Винчи и Рафаэль.

И сегодня, на пороге третьего тысячелетия, Новый Завет, повествующий о Христе, переведён почти на две тысячи языков и расходится по всему миру, во много крат опережая прославленные творения человеческого гения. Грозы и ураганы проносятся над христианской Церковью. Внешние и внутренние опасности подстерегают её. Властолюбие вождей и сотни всевозможных тоталитарных сект, соблазны и натиск открытых противников, грехи человеческие, распри, расколы и гонения, порою, кажется, ставят под удар само существование Церкви Христовой. Но она живёт и действует. Она выдерживает все исторические битвы и кризисы. Тайна её неодолимости заключается в её Основателе Иисусе Христе, Который, по слову апостола, «вчера, сегодня и во веки веков — Тот же, в дарах Духа, сходящих на верных Ему».

И каждая душа, обретшая Иисуса Христа, отныне знает, что человек — не одинокий скиталец, которого некому окликнуть в чёрной космической пустыне, но дитя Божие, соучастник Божественных замыслов.

Родившийся две тысячи лет назад Богочеловек указал людям на их высокое предназначение, освятил и одухотворил человеческую природу, посеяв в ней семена бессмертия. В Его лице сокровенный и непостижимый Творец стал близок нам, и это наполняет жизнь верующих людей радостью, красотой и смыслом. Нет больше «пугающего безмолвия бездны». Над всем — свет Христов и любовь Небесного Отца. Вот почему всякий раз, когда христианство считали уже похороненным, оно, как Распятый и Воскресший Христос, неизменно вставало из гроба, являя непреложность Христова обетования: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».

Не доктрины или теории, но Сам Господь, пребывающий с нами во Святой Евхаристии, всегда обновляет христианство и ведёт его в вечность. Два тысячелетия, минувших с тех пор, когда Сын Божий пришёл на землю, не более чем пролог в богочеловеческой полноте торжествующей небесной Церкви. Религия Благой вести есть откровение вечности. Царство Божие, основанное 20 веков назад, существует ныне в сердцах бесчисленного сонма людей в красоте мира, в богослужениях Церкви, в истинных учениках Господа, святых подвижниках и всех, кто хочет идти за Ним, и кто не покидает Его среди тяжких испытаний Его Церкви.

Дай же нам, Божественный Учитель, мощь их веры, несокрушимость их надежды и огонь их любви к Тебе. Дай нам прозреть духовно и увидеть в современном хаосе и мраке Твой святой лик. Сквозь рёв и грохот технической эры, столь ныне могущественной и одновременно столь нищей и бессильной, научи всех нас внимать тишине вечности и слышать в ней Твой Божественный голос и Твои вселяющие мужество слова: «Я с вами во все дни до скончания века».

Аминь.

1999 г.

 

"У Бога нет мёртвых, но все живы..."

E-mail Печать PDF

Каждый раз, когда приходится совершать заупокойные богослужения на кладбище, невольно думаешь о бренности и скоротечности нашей земной жизни. Смотришь на кресты и надгробия, особенно на лежащих в земле молодых людей, и кажется, что совсем недавно они жили вместе с нами, трудились, радовались, страдали. Но прошло время, и от них остался только прах.

«Прах ты, и в прах возвратишься...»

А было время, когда на этой земле жили наши деды и прадеды; возделывали эту землю, молились Богу, растили детей, старились и, наконец, уступили место нашим отцам. Отцов сменили мы. Пройдёт ещё несколько лет, и многие из нас покинут этот мир, уступив место нашим детям. Таков закон жизни. И будут жить на этой земле другие люди, которых мы не знаем и которые нас не будут знать.

«Всё течёт, всё изменяется», - сказал древний мудрец.

О чём же всё это говорит нашему сердцу? А это говорит нам о том, что не здесь наше отечество. Здесь, на земле, всё проходит, а наше отечество там, где всё и всегда будет вечно. А здесь мы только странники.

«Странник я у Тебя, Господи, и пришлец, как и все отцы мои», - сказал когда-то Псалмопевец.

Быстро летит время. Изменяется мир, изменяется природа, и, к сожалению, не в лучшую сторону. Изменяемся и мы сами. Кажется, совсем недавно была молодость, было здоровье. Сердце горело радостью и надеждой. Впереди была долгая, большая жизнь. Хотелось весело и беззаботно смотреть вперёд. Это была весна нашей жизни, когда так легко дышалось и так легко верилось. Но на смену юности, молодости, весне приходит пора жизненного расцвета, то есть лето человеческой жизни, когда человек взрослеет, получает образование, работает, воспитывает детей. Однако и лето нашей жизни постепенно проходит. И вот сперва как-то незаметно, а потом всё сильнее и сильнее человек видит себя уже вступившим в осенний период своей жизни. Серебром покрывается голова, горбится спина, руки и ноги теряют свою крепость, мутнеет зрение, слабеет слух, жизненные силы постепенно угасают. Приближается старость, а значит скоро уже и ответ Тому, Кто послал нас в этот мир.

О чём же говорит нам осенний период в нашей жизни? Осень в природе - это время созревания плодов, время сбора урожая. Поэтому и жизнь каждого из нас, православных христиан, к её исходу, к её осени должна быть подобна дереву, покрытому обильными плодами молитвенного горения, сострадания и любви к ближнему. В каждом из нас должны созреть плоды смирения и кротости духа, при которых настоящий христианин не знает зависти и превозношения, гордости и злобы. Сам Христос учит нас этому, когда говорит: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток есмь и смирен сердцем». Если же человек не приносит добрых плодов, но его жизнь прожита греховно и он уподобился бесплодному дереву, то приговор Высшего Судии таков: «Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь».

Мы знаем, что осень в природе - это время сбора хлебов, пшеницы. Поэтому и каждый из нас должен стать живым колосом на ниве христианской жизни. Это короткое время здесь, на земле, даётся нам для приготовления к жизни нескончаемого будущего века. И христианин, подобно пшеничному зерну, должен созреть к жатве, то есть к будущей жизни. А Господь Иисус Христос так говорит об этом: «Во время жатвы Я скажу жнецам: соберите прежде плевелы, сорняки, свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу Мою. А жатва есть кончина века, а жнецы, суть ангелы небесные». Такова будет картина грядущего Страшного суда.

Однако давайте вспомним, какое время года приходит вслед за осенью? Мы знаем, что за осенью всегда приходит неизбежная зима. Ударит мороз. Обледенеет земля и покроется белым снежным саваном. Холода скуют реки и озёра. Природа умрёт. Подобно этому, и в жизни каждого человека вслед за старостью неизбежно приходит смерть. Холодным станет бездыханное тело. Опустят его в могилу, земля примет это тело в свои объятия, и саваном своим его покроет. Человек покинет этот мир. Всё будет кончено. Но «если пшеничное зерно, падши в землю, не умрёт, то останется одно, а если умрёт, то принесёт много добрых плодов», - говорит Господь. И мы видим на примере природы, что смерти как таковой в ней никогда не было и нет, но есть вечное обновление. И какой бы злой и холодной ни была зима, она не будет долгой. Весна всё равно придёт. Растают снега, прилетят птицы, зазеленеют поля, и вся природа опять воскреснет для новой жизни. Если же всё это происходит в природе, если в ней нет смерти, то человек ведь царь природы, её венец. Так его поставил Господь, а потому закон Христа таков: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет, ибо Я воскрешу его в последний день».

Поэтому умерший человек и зовётся на церковном языке «усопшим», то есть уснувшим до времени, ибо тело его пребудет в прахе земном только до той священной минуты, когда настанет всемирная жатва, всеобщее воскресение. И если зной страстей и грехов не иссушит душу человека на её земном пути, если холод и равнодушие к своему спасению не погубят её, то всё, что было у человека чистого, светлого и доброго, всё это раскроется в жизни вечной во всей своей красоте. И ничто не сравнится с этой нетленной красотой чистого человеческого сердца. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят». Будем же беречь, как великую драгоценность, нашу веру в Господа и Спасителя Иисуса Христа, чтобы с этою верою воскреснуть нетленными для жизни вечной и уйти туда, где сияет незаходимый Свет и где никогда уже не будет ни осени, ни зимы, ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная!

Аминь.

 

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 129

Warning: Illegal string offset 'active' in /home/nikoloi9/public_html/templates/ja_purity/html/pagination.php on line 135


Страница 4 из 21

Рассказать о нас

Самое популярное


Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Реклама