Николо-Иоасафовский собор города Белгорода

По благословению Высокопреосвященнейшего Иоанна, митрополита Белгородского и Старооскольского

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная :: Книги :: К007 :: Глава V. Вселенский Святой.

Глава V. Вселенский Святой.

E-mail Печать PDF

<<< Назад | Содержание | Вперёд >>>


Смирение любовное — это страшная сила,
изо всех сил сильнейшая,
подобной которой и нет ничего.

Ф. М. Достоевский

Тело человека — это Храм Божий,
в котором молится его душа.
Иоанн Лествичник

Сущность исихазма заключается в следующем. Исихазм — это практика умно-сердечной молитвы, совмещённая с постоянным контролем над собой, над всеми, исходящими изнутри помыслами, способствующая очищению ума и сердца и подготавливающая молящегося подвижника к богосозерцанию. Речь здесь, разумеется, не идёт о буквальном физическом созерцании, а о духовном «внутреннем» видении. Как говорил св. Иоанн Синаит в «Лествице»: «Исихаст — это тот, кто старается заключить в своём теле бестелесное». Наиболее известным теоретиком исихазма стал св. Григорий Палама, живший в XIV веке. В 1341 г. его учение было признано официальной доктриной греческих православных Церквей, хотя постепенно и смягчалось (вначале с участием самого, склонного к компромиссам Паламы). Уже в конце XIV века ученики Григория Синаита и Паламы разнесли практику исихазма в славянские страны. Под покровительством византийского патриарха Филофея и поддерживаемых им русских митрополитов Алексия и Киприана исихазм распространился на Руси, которую часто считают второй родиной исихазма, философским воплощением которого стали соборность, всеединство и богочеловечество.






















Иерусалим

Наиболее известные русские исихасты — Антоний Киево-Печерский, Сергий Радонежский, Стефан Пермский, Феофан Грек, Андрей Рублёв, Нил Сорский и Максим Грек. Более поздние учителя русского исихазма — Паисий Величковский, Тихон Задонский, Серафим Саровский, Игнатий Брянчанинов и Феофан Затворник.

Преподобный Епифаний Премудрый, первый составитель Жития святого Сергия говорит, что когда он путешествовал по странам Востока, то и там встречал людей, знавших о деяниях Радонежского чудотворца. «Так Бог прославил Угодника Своего, что не только на Руси, но и в других заморских городах и дальних странах, и во всех языцех, от моря и до моря — не только в Царьграде, но и в Иерусалиме Сергий был известен».

С одной стороны, это драгоценное признание автора говорит о связи Преподобного Сергия с основными куль-турно-историческими центрами той эпохи — Святой горы Афон, Константинополем и Иерусалимом. С другой стороны, мы видим в этих источниках свидетельства о Троице-Сергиевой обители как средоточии той силы Божией, которой обладали Афон, Царствующий град Константинополь и Иерусалим. При всех драматических ситуациях в истории Троице-Сергиевой Лавры постоянно сохранялось её духовное взаимодействие и со Святой горой Афон, и со Святой горой Синай, и со Святой землёй в целом. Знаменательно и то, что в наше время почти все начальники Русской духовной миссии в Иерусалиме — питомцы Троице-Сергиевой Лавры.

Священник Павел Флоренский писал, что «время Преподобного Сергия, то есть время возникновения Московской Руси, совпадает с одной из величайших культурных катастроф — падением Византии под ударами турок-османов. Преподобный Сергий умер за 60 лет до окончательного падения Константинополя. Но светильник перед угасанием разгорается ярче. Так и византийское Средневековье перед падением даёт особенно пышный расцвет, как бы предсмертно, с обострённой ясностью сознавая свою идею. И XIV век ознаменован так называемым третьим возрождением православной Византии при Палеологах. Древняя Русь возжигает пламя своей культуры непосредственно от священного огня угасающей Византии. В Преподобного Сергия, как в воспринимающее око, собираются в один фокус достижения греческого Средневековья и культуры. И от него многообразные струи этой культурной власти текут, как из нового центра объединения, питая собой русский народ и получая в нём своеобразное воплощение. И вглядываясь сегодня в русскую историю, в самую ткань русской культуры, мы не найдём ни одной нити, которая не приводила бы к этому первоузлу; нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература, русская школа и наука — все эти линии отечественной культуры сходятся к Преподобному Сергию. В его лице русский народ осознал себя; своё культурно-историческое место и свою культурную задачу. И только тогда, осознав себя, он получил историческое право на самостоятельность. Куликово поле, вдохновлённое и подготовленное у Троицы, было пробуждением Руси, как народа исторического».






















Босфор

Это было время не только освобождения Руси от монго-лотатарского ига. Но всё происходившее было частью процесса смещения центров тяжести, когда гибнущая Византия передавала эстафету хранения восточной православной веры молодому русскому народу, который через Преподобного Сергия начинает осознавать эту роль и особый покров Божий над Русью. Таким образом, умирающая Византия выбирала для человечества путь на последующие столетия. И выбор этот пал на страну, которая, казалось бы, ещё была не в силах распорядиться и собственной судьбой. Но энтузиазм монашеской жизни, перешедший из Византии на Русь, принёс с собой и новое цивилизованное сознание. И русские исихасты разбудили Русь. А первым среди них мы называем Преподобного Сергия, на котором не только зримо явилась святость, но через него Господь сотворил из Руси то, чем до этого была Восточная Римская империя, т.е. Второй Рим. И когда время Византии подошло к концу, её роль и задачи перешли к Руси, ставшей Третьим Римом, разбуженной Преподобным Сергием и окружавшими его единомышленниками — святителями Московскими Алексием и Киприаном, Дионисием Суздальским, Стефаном Пермским, Феодором Ростовским и многочисленными учениками Радонежского Игумена, основавшими великое множество русских монастырей.






















Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры

На особое значение Троицкого собора как избранного места Пресвятой Троицы указывает необычайное видение огненного столпа прямо над белокаменным храмом 25 сентября 1608 года. В ночь под память Преподобного Сергия над монастырём разгорелось такое светлое зарево, что думали, будто начался пожар. Когда иноки вышли из келий, то увидели «над главою церкви Святой Живоначальной Троицы огненный столп, стоящий до неба. По прошествии малого времени этот огненный столп начал нисходить вниз, свился в огненное облако и вошёл через окно над дверью в церковь Святой Троицы».

Следует особо отметить, что подобное явление ранее уже было в истории христианской Церкви перед взятием Константинополя (Второго Рима) турками-му-сульманами. Но тогда огненный столп поднялся над Святой Софией и ушёл из Константинопольского храма на небо, предвещая этим оскудение благодати и окончательную гибель Византии. Об этом видении свидетельствуют все историки и очевидцы того времени и не только греческие (православные), но и магометанские летописи. Снисхождение же огненного столпа на Троицкий собор в день памяти Преподобного Сергия является противоположным пророчеством: если мы идём за Преподобным Сергием и являемся его учениками, то благодать Божия сохранит нас в единстве любви и веры.

Время земной жизни Преподобного Сергия совпало с последним взлётом богословия, культуры и духовности в Византии. XIV век ознаменован расцветом исихазма на Афоне и в греко-славянском мире. Исихазм, как учение о безмолвном единении с Богом посредством постоянной Иисусовой молитвы, не ограничивается только практикой молитвенного делания. Его принципы, как учения о единении человека с Богом, оказались жизненными и в области культуры, и в сфере экономики и политики. И осуществиться этим идеям исихазма суждено было не только в греческих землях, но и на русской почве.

Преподобный Сергий не оставил потомкам какого-либо письменного учения, сродного учению паламитов, но в своём жизненном подвиге он вполне осуществил идеалы исихазма. По мысли древних, «подобное познаётся подобным». И чтобы познать Бога Единого в Троице, нужно достичь прежде всего внутреннего единства сил, ума, воли и чувств. Таково учение исихазма. И тогда «свышний мир», всякий ум превосходящий, водворяется в душе подвижника. Он озаряется «невечерним светом» Божественной Троицы. В поисках именно этого «горнего мира» Преподобный Сергий и удаляется от бурь и мира сего, постоянно волнующегося внутренними и внешними злостраданиями, и поселяется среди радонежских лесов. Именно здесь, в лесной глуши, он и достигает духовного совершенства и становится причастником и созерцателем Божественного Света. Этот Троичный свет в душе Преподобного Сергия стал привлекать к нему других людей и покорять самые озлобленные сердца. Божественная Троица стала таким образом вдохновляющим и руководящим началом всей жизни Преподобного Сергия. Троице он посвящает и первый храм и становится «Её истинным служителем».

Богословие в древности называлось учением о Троице. Троица — это единственный предмет богословия. Поэтому те немногие святые, которые получили именование «Богословы» (а за всю двухтысячелетнюю историю христианства их только трое) — Иоанн Богослов, Григорий Богослов и Симеон Новый Богослов — были богословы как совершенно особые учители Троичности. К ним можно отнести и святителя Григория Паламу, и Преподобного Сергия. И в иконе «Троица», созданной Андреем Рублёвым в «похвалу Преподобного Сергия», как бы завершается наука о богословии, начатая ещё в I веке от Рождества Христова Иоанном Богословом и продолженная в Византии. В этой иконе даются ответы на все вопросы: что есть духовность, что есть нравственное совершенство и как их осуществить в жизни. Это и есть область богословия Преподобного Сергия, как русского человека, ибо русский человек занят преимущественно не умозрительным богословием, а исканием жизни в Боге. И выдающийся догматист и наследник духовной благодати Преподобного Сергия, митрополит Московский Филарет (Дроздов) блестяще раскрыл догмат Троичного искупления как Любовь Бога Отца — распинающую, Любовь Бога Сына — распинаемую и Любовь Бога Духа Святого — торжествующую силою Крестною.






















Преподобный Никон Радонежский

Таким образом, Преподобный Сергий как богослов повлиял на всю дальнейшую русскую духовную мысль, ибо выразил заветные чаяния Святой Руси. И при этом общем влиянии Преподобного Сергия на русское богословие выделяется его совершенно исключительная связь с московскими духовными школами. Духовные истоки Московской академии — Дома премудрости и разума, тесно связаны с кругом идей Обители Живоначальной Троицы — Дома страха Божия и любви Божией. Дом веры и Дом разума имеют в основании общий краеугольный камень — идею единосущия. И эта идея лежит в основе Символа веры, и само спасение человека заключается в его единосущии с Церковью. Вот поэтому обитель Сергиева и была названа в честь Пресвятой и Живоначальной Троицы. Потому-то в «похвалу Преподобному Сергию» один его ученик — св. Никон строит церковь во имя Пресвятой Троицы, а другой ученик — Андрей Рублёв пишет чудотворную Троичную икону. Таким образом, Троицкая обитель времени Преподобного Сергия становится новой, совершенно особой ступенью в развитии русского Православного богословия.

Благодаря этому с именем Преподобного Сергия и его учеников связано раскрытие одного из важнейших свойств Церкви — соборности. Словом «соборная» учители славянства Кирилл и Мефодий перевели древнегреческий термин в Символе веры. Непосредственное значение этого слова ставится в противоположность частному, личному или единоличному. Но русское богословие выявляет в этом определении Церкви не географическое или количественное значение, а качественное — догматическое и духовное. И если посмотреть на основные периоды развития Русской Православной Церкви — Киевский, Московский и Синодальный, — то мы увидим, что каждая эпоха хранила в себе истинную соборность, на которую все равнялись. Для Киевской — это был Киево-Печерский монастырь. Для Московской — Тро-ице-Сергиева Лавра. А для Синодальной — Оптина пустынь.

Патриарх Филофей

Константинопольский Патриарх Филофей — активный сторонник распространения «общежительного» устава в жизни православных монастырей, благословил Игумену Троицы, Преподобному Сергию ввести новый порядок у себя в обители. Для подтверждения своего участия и внимания к Преподобному Патриарх прислал ему крест с мощами, параманд и схиму, а также письмо-грамоту, в которой благословил на введение новшества. «Совет добрый даю вам, — писал первосвятитель Вселенской Церкви Сергию, — чтобы вы устроили общежительство».

Неожиданно было и то, что Цареградский Патриарх не отправил такой же совет в уже известные и давно существующие монастыри на Руси. Он обратил своё особое внимание на нового игумена и его братию, зная, что они смогут стать проводниками нового византийского влияния на Москву. И Патриарх не ошибся. В условиях тогдашнего жестокого выживания, когда жизнь человека почти ничего не стоила, приходилось теперь отказаться буквально от всего почти до самых мелочей. Такое понять, а уж тем более выдержать не каждый был способен. Но Преподобный не только выдержал, но приумножил и передал это своим бесчисленным духовным потомкам.

Генеалогическое древо Радонежских святых необычайно велико и имеет много ветвей. Это прежде всего непосредственные ученики Преподобного Сергия, проведшие всю свою жизнь в монастыре (св. Никон); затем ученики, ушедшие по благословению Преподобного из обители и ставшие основателями новых монастырей (прп. Савва Сторожевский); это также собеседники Преподобного Сергия и его духовные дети, и, наконец, святые, бывшие иноками Троицкой обители в XV и XVI веках. Кроме того, в Собор Радонежских святых вошли святитель Иннокентий (Вениаминов) — апостол Америки и Сибири; святитель Московский Филарет (Дроздов), а также Белгородский святитель Иоасаф (Горленко), бывший, как известно, одним из священноархимандритов Лавры с 1745 по 1748 годы. Таким образом, Троице-Сергиева Лавра через века пронесла литургические традиции, сохраняя в чистоте и неприкосновенности внутренний дух и полноту содержания, т.е. основу, которая была здесь положена самим Сергием. И чем чаще мы говорим или думаем о Троице-Сергиевой Лавре, о её огромном значении в духовной жизни нашего народа, тем в большей славе и величии встаёт перед нами образ её основателя.






















Святитель Иоасаф, епископ Белгородский, чудотворец

Житие Преподобного Сергия рассказывает, что однажды ночью он увидел неисчислимое количество красивых птиц и услышал голос, сказавший ему, что «так умножатся и твои ученики и последователи». В этом великом сонме Радонежских святых представлена вся полнота христианских подвигов: подвиг родителей (преподобные схимонахи Кирилл и Мария); подвиг супругов (князь Димитрий Донской и княгиня Евдокия Московская); подвиг защитников веры и Отечества (преподобные схимонахи Александр Пересвет и Андрей Ослябя); подвиг духовного писателя (преподобный Епифаний Премудрый); подвиг иконописца (Андрей Рублёв); подвиг богослова (Максим Грек); подвиг архиерея-просветителя (святитель Стефан Пермский); подвиг епархиального архиерея (святитель Иоасаф, епископ Белгородский); подвиг основателя монастыря (преподобный Савва Сторожевский).

Ведь вся история Вселенской Церкви является раскрытием во времени и в пространстве домостроительства Святого Духа. А это значит, что она не имеет какой-то ограниченной собственной территории — «Дух дышит, где хочет» (Ин. 2, 8). И на протяжении тысячелетий благодать Божия, живущая в Церкви, проходит через сердца людей всех времён и всех континентов. Когда речь идёт о жизни в Духе Святом, то бессмысленно говорить о национальных традициях и государственных границах. Ведь речь идёт уже не просто о родстве духовной жизни, но о родстве по Духу. Историческим примером жизни в Духе Святом может служить поклон, который сделал Преподобный Сергий святителю Пермскому Стефану, не видя его телесными очами, но созерцая в Духе Святом. Такой же «поклон» совершил и ученик и сподвижник Григория Паламы — св. Константинопольский Патриарх Филофей, благословивший Преподобного Сергия и приславший ему крест-мощевик, параманд и схиму вместе со своей грамотой. Будучи исихастом, он в Духе Святом по откровению знал о Преподобном Сергии. Из этого ясно видно, что ни расстояние (от Константинополя до Радонежа три тысячи километров), ни время, ни национальная принадлежность не имеют никакого значения, когда люди находятся в Духе Святом. И то необычайно благодатное, преобразующее воздействие, которое оказывал Преподобный Сергий на окружающий мир, объясняется родственностью его духовной жизни современному ему мистическому движению на православном Востоке. Можно сопоставить светоносные видения аввы Сергия с Фаворским светом исихастов, практиков «умного делания» или умной молитвы, требующей колоссального ежеминутного сосредоточения и напряжения перед всевидящим взором Святой Троицы. Ведь для бедной богословием Руси Святая Троица до Преподобного Сергия не была предметом умозрения. А это значит, что именно в лице Радонежского чудотворца мы имеем первого русского святого, которого в православном смысле можно назвать первым носителем особой, таинственной духовной жизни, неисчерпаемой подвигом любви, аскезы и постоянной неотступной молитвы. Отсюда и огонь в евхаристической чаше, и видение Ангела рядом с Сергием во время литургии и явление ему ещё при жизни Пресвятой Богородицы, когда небо воочию сошло на землю.






















Явление Богородицы Сергию Радонежскому

Явление Сергию Матери Божией

Избранный Пресвятой Троицей к Её прославлению ещё до своего рождения Преподобный был великим почитателем и Матери Божией — Пречистой Девы Марии. Его особое почитание Царицы Небесной, теплота и благоговение перед Всемилостивой Заступницей — одна из самых характерных и вместе с тем глубоко сокровенных черт русского православного благочестия. Непосредственная близость Пречистой Девы и Её участие в судьбе Русской Церкви открылись очень рано. Это проявилось ещё во время создания Киево-Печерской Лавры. Но в жизни Троицкой обители Матерь Божия приняла особое участие. Она Сама, Своими пречистыми стопами освятила обитель Преподобного Сергия — первого русского святого, который удостоился посещения Богоматери. Житие не указывает точного года явления Богородицы Преподобному. Но предполагают, что это было в 1379 году, меньше чем за год до Куликовской битвы. Это чудесное событие навсегда запечатлелось в литургической традиции Сергиевой Лавры. «Не мысленно и не в сонном видении, а наяву видел он Матерь Божию, как видел Её когда-то преподобный Афанасий Афонский», — замечает при этом летописец. Для самого Сергия встреча с Богоматерью и апостолами была, конечно, вершиной его земной жизни, его духовных озарений. И не случайно «явление Богоматери» стало на Руси особой иконографической темой. Чудотворная икона «Явление Богоматери Сергию» станет неизменной спутницей русской армии вплоть до Первой мировой войны. Древнерусские составители Сергиева Жития рассматривали это событие как главное в биографии Сергия. И думается, что Житие Сергия значительно сужает содержание беседы-монолога Богородицы. Согласно агиографическому правилу, — упускать из повествования всё конкретно-историческое и оставлять только вневременное, древние летописцы сохранили в тексте только обещание Пречистой заботиться о Троицком монастыре. Однако уже вдумчивый исследователь биографии Преподобного Сергия, профессор Е.Е.Голубинский справедливо замечает: «Надо полагать, что первый биограф Сергия преподобный Епифаний передаёт речь Матери Божией к Сергию неполно и что Она, не ограничиваясь одним уверением о изобилии монастыря, говорила и о более сего важном, духовном». Среди этого «важного и духовного», что явственно услышал потрясённый явлением Сергий, самым важным могло быть обещание Богородицы неотступно покровительствовать Русской земле и быть Нерушимой Стеной для Московского государства и в будущем для всей России. А именно таких, произнесённых с небес, слов ободрения и ждала тогда истерзанная монголота-тарами Святая Русь. Как уже говорилось, древние летописцы не указывают год, когда произошло это святое событие. Но, конечно же, оно случилось ещё до Куликовской битвы, ибо впоследствии, думая о победе над Мамаем, Сергий не переставал удивляться, как явственно проявилось в этих событиях особое заступление Богородицы за Русскую землю. Ведь на праздник Её Успения 15 августа 1380 года был сбор всех русских полков в Коломне; на Рождество Богородицы 8 сентября произошла сама победоносная Куликовская битва; а на Покров — грянуло торжество по случаю возвращения русских войск в Москву. Игумен Сергий особо подчеркнул это в беседе с князем Димитрием Донским, и тот согласился, что воистину Москва есть град Пречистой Богородицы. Князь выразил при этом своё намерение построить в Московском Кремле каменную церковь во имя Богородицы. С тех пор свидетельством особого почитания Матери Божией в России является то, что ни одна другая Православная Церковь не имеет такого числа служб, совершаемых в честь Приснодевы.

На этом примере из жизни Преподобного видно, что только свободная от земных привязанностей душа, подобно выметенной горнице, готова и способна принять такую спасительную благодать. А это значит, что тайны духовной жизни святого Сергия остаются, в основном, скрытыми от нас. А его видения и явления ему — это лишь знаки, отмечающие неведомое. Само имя основанного им монастыря проповедует главнейший догмат Православия: о создавшем весь мир Отце, искупившем этот мир Сыне и всё возрождающем в этом мире Духе. И определяя значение этого редчайшего, а лучше сказать, уникального на Руси явления, митрополит Московский Филарет (Дроздов) говорит: «Его ум устремился тогда к высочайшему христианскому догмату, Святой Троице, чтобы привлечь за собой сонмы других умов и даже младенцев веры. Посвятив свой храм имени Пресвятой Троицы, он сделал то, что в его обители, по самому напоминанию имени храма каждый паломник богословствует, исповедует и славит Живоначальную Троицу и, богословствуя, приносит свою молитву». Поэтому и обязана ему Русь по преимуществу живым своим духом и чистотой православной веры, которой она живёт и доныне.

Афанасий Великий о догмате Пресвятой Троицы

По поводу проникновения пытливого человеческого ума в тайну Пресвятой Троицы предоставим читателю мысли замечательного Учителя Церкви IV века, св. Афанасия Великого. В них наиболее выразилось сознание Вселенской Церкви в этом вопросе: «Как только я намеревался писать или принуждал себя мыслить о Божестве Слова, всякий раз далеко отступало от меня видение и сознавал я, что в такой мере осталось позади, в какой думал постигнуть вначале». Здесь, сознавая полную невозможность проникнуть мыслями в сокровенные тайны христианства, св. Афанасий внушает всем полагать предел для своей человеческой пытливости и любознательности. По его словам, о многих вопросах веры скорее нужно молчать, чем вдаваться в бессмысленные рассуждения. «Ибо всякому сотворённому существу, а тем более нам, людям, невозможно изречь что-либо достойное о неизреченном». Далее, рассуждая о тайне Святой Троицы и признавая Ее Животворящей и Нераздельной св. Афанасий говорит: «Этого достаточно для верующих. До сего простирается в людях ведение и здесь предел того, что херувимы закрывают крылами. А тот, кто домогается и хочет исследовать больше сего, тот противится сказанному в Писании: «Не мудрствуя излишне, да некогда изумишися» (Эккл. 7, 17). «То, что предано вере, то прилично будет постигать не человеческой мудростью, но слухом веры. Ибо какое слово может достойным образом объяснить то, что выше естества сотворённого».

К числу вопросов, превышающих человеческий разум, св. Афанасий относит и высочайший догмат воплощения Бога-Слова. И здесь он также, вместо пытливых исследований, призывает к вере. «Разумом человеческим не возможно изречь красоты и славы тела Христова; должно же совершившееся вочеловечение нашего Спасителя исповедывать, как написано в Писании, и поклоняться сущему Богу, а не мудрствовать о том, как это произошло».






















Митрополит Московский Алексий

Перед самой своей кончиной в 1378 году митрополит Московский Алексий решил передать столичную кафедру Сергию, не видя иного преемника на важнейшем для того времени посту. Но хорошо известно, что Троицкий игумен отказался от перемены чёрных монашеских одеяний на богато украшенные митрополичьи, и от подаренного ему Алексием золотого креста, объявив: «Я от юности не носил золота, а в старости тем более подобает мне пребывать в нищете».

Таковых традиций придерживались и близкие ученики Сергия Радонежского. Здесь, в беседе с митрополитом, повторилось чудное смирение Сергия, когда по желанию братии он отказывался принять священный сан и быть в обители игуменом. «Желаю лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь суда Божия; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господня да будет!»

Впоследствии митрополит Филарет (Дроздов) скажет об этом споре с Алексием и монастырской братией следующее: «Какая замечательная распря! Распря, едва ли не превосходнейшая, нежели само согласие. Здесь смирение старшего сражается с любовью и покорностью младших. Это единственная брань, в которой ни одна сторона не теряет, но обе приобретают в каждом сражении! Как благополучны были бы наши общества, если бы члены их также препирались между собой за сохранение подчинённости, а не за домогательство власти!»

И не потому ли не слышит человек призываний Божиих, что не верит в истинность их, а потому что они превышают его меру. Замысел Божий о нём божественно высок, а человек слаб и неразумен. И в надежде на временное удовольствие продолжает обманывать и убивать, чтобы напитать свою душу, но остаётся алчущим и жаждущим в этой пустыне жизни, ибо «всякое растение, которое не Отец Небесный насадил, искоренится».

Сергий — Алексий — Стефан

Наш историк В.О. Ключевский отмечает одновременность праведной и созидательной деятельности Преподобного Сергия с такой же деятельностью святителей Алексия Московского и Стефана Пермского. Он пишет: «Эта блаженная троица блещет ярким созвездием в XIV веке, делая его зарёю политического и нравственного возрождения Русской земли. Все три святых мужа, подвизаясь каждый на своём поприще, делали одно общее дело, которое простиралось далеко за пределы церковной жизни и широко захватывало политическое положение всего народа. Это святое дело было исполнением завещания, данного русской церковной иерархии, величайшим святителем Древней Руси, митрополитом Петром. Ещё в начале мрачного времени монголотатарского ига, когда ниоткуда не проступал луч надежды, святитель Пётр пророчески благословил древнюю маленькую Москву как будущую церковную и государственную столицу земли Русской. И духовными силами трёх наших святых XIV века, воспринявших этот завет митрополита Петра, Русская земля и потрудилась над предвозвещённой судьбой этого города». Ни один из этих трёх духовных богатырей не был коренным москвичом. Но в их лице сошлись для святого общего дела три основные части Русской земли. Святитель Алексий — сын черниговского боярина — представлял старый киевский юг. Святитель Стефан — новый финско-русский север. А Преподобный Сергий, сын ростовского боярина-переселенца, — великорусскую средину. Это были образованнейшие люди своего века. И их древние жизнеопи-сатели замечают, что один «всю грамоту добре умея», другой «всякое писание Ветхого и Нового Завета пройде», а третий даже «книги греческие изучи добре». Потому и удалось тогда московским князьям так успешно собрать в своих руках материальные и политические силы русского народа, что им так дружно содействовали добровольно соединившиеся три духовные силы».

Далее В.О. Ключевский даёт блестящую характеристику всей деятельности Преподобного Сергия уже лично. И об этой характеристике будет подробно сказано на следующих страницах нашего повествования. Но справедливо и, пожалуй, впервые как светский историк так ярко, раскрыв нравственное влияние Преподобного на возрождение духовных сил русского народа, увидев в этом влиянии истинное чудо, В.О. Ключевский всё же как либерал сознательно прошёл мимо других чудес, о которых невозможно умолчать.

А прижизненные чудеса Преподобного Сергия разделяются на 4 ряда, из которых первые два являются общими всем святым; третий ряд встречается уже значительно реже, а четвёртый даёт нам почувствовать, что его духовность была какого-то особого, высшего рода.

Первый ряд чудес Преподобного Сергия связан с его необычайным подвижничеством, т.е. изгнанием бесов из местности, где он жил, кормлением медведя и изведением водного источника.

Второй ряд чудес Преподобного связан с помощью страждущим и болящим людям — изгнание бесов из людей, исцеление телесных недугов и воскрешением умершего отрока.

Третий ряд связан с дарами предвидения и пророчества, которые стяжал святой Сергий, — это предвидение и пророчество о распространении от обители благодати и будущем её величии; о победе князя Димитрия Донского в Куликовской битве; о поклоне святителю Стефану Пермскому, бывшему в десяти верстах от монастыря и ответном поклоне пермского владыки Преподобному; а также прозрение — поминовение имён убиенных воинов, павших в Куликовской битве.

И, наконец, четвертый, который выделяет Преподобного Сергия из сонма святых, как выделяется огненное солнце от мерцающих звёзд. «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звёзд; и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15, 41). Чудеса этого четвёртого ряда, сквозь которые в наш затуманенный мир прорывается огонь мира небесного, потустороннего, свидетельствуют, что духовность и слава святого Сергия есть слава высшей, солнечной природы.

Его Житие повествует, что окружающие его люди неоднократно видели Преподобного, словно окутанного огнём, особенно во время причащения Святых Христовых Тайн и сослужения ему за литургией Ангела. Вершиной же этих светоозарений было посещение его Пресвятой Богородицей, Которая явилась ему в таком ослепительном свете, что он поначалу упал на землю. Именно тогда Пресвятая Богородица дала обетование о Своём покровительстве Троицкой обители и Сергиевым ученикам. Священник Павел Флоренский позднее писал, что подобных явлений Божия Матерь удостаивает лишь Своих особых избранников, от юности предрасположенных к девственности души.

Сохранился также список чудесных событий после кончины Преподобного, в которых он являл своё заступничество за Россию как ее Ангел Хранитель и взбранный воевода. Список этот начинается с начала XV и заканчивается серединой XX веков.

Божественная литургия была для Преподобного не только мистическим соединением с Господом Иисусом Христом в причащении Его Тела и Крови, но и волнующим переживанием Евангелия. И в этом смысле всё его мировоззрение можно назвать не только «литургическим», но и «евангельским». Согласно символике христианского храма, алтарь — подобие рая, место, где действуют таинственные силы. В самом алтаре святая святых — престол. Здесь, как на ложе во время Тайной вечери, возлежит Сам Спаситель в образе Евангелия; здесь происходит пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христову. «Приближение к алтарю есть вхождение в сферу огня, который наполняет непосвящённых... Священнодействующий для того, чтобы войти в святилище, должен облачиться в священные одежды, чтобы быть через это как бы изъятым из мира». В этой «сфере огня» во время причастия происходит нечто таинственное и необычайное. По словам Иоанна Златоуста, «тогда и ангелы предстоят священнику, и целый сонм небесных сил взывает, и место вокруг жертвенника наполняется ангельскими лицами в честь Возлежащего». Алтарный пламень, входя в Сергия, мог оставаться в нём и после литургии. Исаакий-молчальник видел, как из руки Сергия, благословляющего его на молчание, «некий великий пламень изшедше иже всего Исаакия окруживши». Это произошло вне алтаря, у его северных дверей, когда Преподобный закончил литургию и ещё полон был только что совершённого таинства.


<<< Назад | Содержание | Вперёд >>>

 

Николо-Иоасафовский собор
Николо-Иоасафовский собор
308000 г. Белгород
ул. Попова 56

тел.: +7(4722)26-19-70

Ваш отзыв о книге протоиерея Леонида Константинова: "Неугасимая свеча"
 

Рассказать о нас

Самое популярное


Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Warning: Creating default object from empty value in /home/nikoloi9/public_html/modules/mod_mostread/helper.php on line 79

Реклама